Архив
Поиск
Press digest
21 мая 2019 г.
16 июня 2004 г.

Маша Липман | The Washington Post

Усмирение олигарха и России

Сегодня начинается суд над нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским, и перспективы для него, его коллег, которые тоже предстанут перед судом, и его компании ЮКОС, мрачны. Учитывая настроения в Кремле, Ходорковского может ожидать долгий тюремный срок.

По мере приближения суда поведение правительственных служб, задействованных в антиюкосовской кампании, становилось все более бесстыдным. Прокуратура, налоговое министерство, арбитражный суд и судьи, председательствующие на слушаниях, наспех ловчили, чтобы сокрушить ЮКОС, который еще несколько месяцев назад был крупнейшей, эффективнее всего управляемой и самой прозрачной из российских нефтяных компаний.

Вот всего лишь один пример: в апреле налоговое ведомство ознакомилось с данными о деятельности нескольких филиалов ЮКОСа в 2000 году и объявило, что долги и штрафы за тот год достигают 3 млрд долларов. Это была повторная проверка - предыдущая была проведена за год до этого, и никакого уклонения от уплаты налогов выявлено не было.

Адвокаты ЮКОСа подали иск в арбитражный суд, требуя аннулировать решение налогового министерства. На слушаниях в конце мая судье потребовалось всего 3 дня для разрешения самой крупной налоговой тяжбы в российской истории. Вскоре после начала дискуссий между представителями федерального налогового ведомства и адвокатами ЮКОСа судья резко прервал их, и спустя час зачитал свое постановление. В нем полностью поддерживались все требования государства.

Акции ЮКОСа неуклонно падали в цене, а вслед за ними и российский фондовый рынок. "Как можно думать о покупке других акций, если крупнейшую в России компанию превратили в ничто?" - вопрошал российский банкир-инвестор, слова которого приводила одна из российских газет.

Но суммарный вред от правительственной кампании против Ходорковского и его компании выходит за рамки функционирования фондового рынка. С момента ареста Ходорковского в октябре Россия стала другой страной. Запуганные действиями против Ходорковского, некоторые российские магнаты собирают наличные и перебираются за границу. Большая часть российской бизнес-элиты сделала выбор в пользу полного раболепия, ее представители пытаются доказать свою лояльность и с готовностью спонсируют институты и усилия по выбору правительства.

Беззаконие крупного бизнеса стало главной политической темой, в частности во время декабрьских парламентских выборов. Это ускорило падение либеральных партий, спонсируемых магнатами, и дало Кремлю возможность свести политическую оппозицию до минимума. Парламент превратили в президентскую печать, и Кремль получил неограниченный контроль над политическим процессом. Сегодня в России нет политической конкуренции.

Отчуждение широкой общественности от крупного бизнеса было вызвано не кампанией против ЮКОСа. Такие общественные настроения были неизбежны в России после десятилетий деформированной экономики, в которой частная собственность и понятие о доходе были вне закона. Но кремлевская политика последних месяцев усугубила антагонизм и вынесла его на поверхность.

Ведение крупного бизнеса в сегодняшней России считается основным грехом, который требует вечного искупления и никогда не будет прощен. "Социальная ответственность бизнеса" стала модной фразой; ее значение в сегодняшней России заключается в том, что создавать рабочие места и платить налоги недостаточно. Крупный бизнес считают хроническим должником государства и народных масс; от него ожидают, что он будет платить все более высокую цену, которая не имеет верхней планки.

На недавнем общественном мероприятии в Москве государственный чиновник из Архангельска произнесла страстную речь, которая отразила ее отношение к бизнесу, приходящему в ее регион "извне". Поскольку очевидно, что такие компании будут получать доход и вместе с ним политическое влияние в ее регионе, заявила она, вполне естественно, что местная администрация требует от них "сатисфакции".

Дело ЮКОСа стало однозначным проявлением выборочного применения закона и закона, подчиненного воле правительства. Наблюдение за тем, как генеральная прокуратура уничтожает самого крупного российского магната, подтолкнуло местные правоохранительные органы к использованию своей власти для устрашения местных капиталистов, с тем чтобы они удовлетворяли алчность прокуроров. Если верить слухам, доходные места в главном отделении прокуратуры стоят сотни тысяч долларов, и назначенец, купивший такой пост, ожидает "возврата" от перетряски предприятий, находящихся под его властью.

Путь Ходорковского к богатству, возможно, был темен, однако в этом он не отличается от других российских магнатов. Переход от национализированной экономики к рыночному капитализму и не может быть ни чистым, ни красивым. Ходорковского отличает то, что после нескольких лет хищнической капиталистической практики он сделал выбор в пользу прозрачности и развернул широкую филантропическую деятельность с целью содействия развитию гражданского общества. Теперь российские капиталисты знают, что лучше не спонсировать организации, которые хотя бы отдаленно напоминают политические.

Ходорковский стал слишком крупным и все более независимым политическим и экономическим игроком. Российское государство сочло его сильным соперником, с которым нужно разобраться. Способ, которым Владимир Путин решил разобраться с ним, заключался в его уничтожении. Россия платит высокую цену за победу президента.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru