Архив
Поиск
Press digest
22 сентября 2017 г.
16 марта 2006 г.

Лоран Николе | Le Temps

Швейцария - Россия: недоверие, недоверие...

Российский историк, многие годы живущий в Швейцарии, Александра Каурова является научным руководителем выставки "Швейцария - Россия: века любви и забвения. 1680-2006". Она проходит в Историческом музее Лозанны по случаю тройного юбилея - 190-летия со дня установления консульских отношений, 100-летия установления дипотношений и 60-летия со дня их возобновления. Дипломатические контакты долго носили не самый теплый характер, и до сих пор они отмечены устойчивой взаимной подозрительностью.

- Какова была обстановка в момент возникновения первого серьезного спора между Швейцарией и Россией в конце XIX века, когда на территории Швейцарии оказалось много русских революционеров, в том числе Ленин, разыскиваемый царской полицией?

- В то время Швейцарии свойственна симпатия и определенная терпимость к противникам царя, но, когда швейцарские власти поняли, что те представляют опасность, они отмежевались от этих людей и начали высылать их из страны. Ленин приезжает сюда в 1895 году в 25-летнем возрасте и примыкает в Женеве к небольшой группе революционеров. Они занимаются вербовкой сторонников, организационной работой и распространением марксистских идей в царской России. В Женеве печатаются три большевистские газеты, и Ленин едва ли не каждый день выступает с лекциями.

- Кто ведет за ним слежку?

- Женевская и федеральная полиция, которая в свою очередь сотрудничает с царской тайной полицией. За ним следят, но не берут под арест - в силу вышеупомянутой терпимости. Ленин часто меняет место жительство, не живет по указанному адресу или скрывается в горах, где проводит встречи со своими товарищами. Например, в Ле Дьяблере. Книги и газеты, которые они печатают, подпольно распространяются в России. Некоторые публикации доставляются в коробках от сгущенного молока Nestl&eacite;. В 1916 году он перебирается в Цюрих, живет у местного сапожника. Когда у него кончаются деньги, ему помогают швейцарские социал-демократы, которые собирают пожертвования. Его отъезд в Россию с Цюрихского вокзала проходит под звуки "Интернационала".

- Как реагирует Швейцария на Октябрьскую революцию?

- Поначалу все складывается не так уж плохо. В мае 1918 года Советы посылают в Швейцарию делегацию во главе с неким Яном Берзиным. Устанавливаются контакты с Федеральным советом, миссия требует признания новой власти. Президент Конфедерации, радикал Феликс Калондер объясняет, что при существующем положении в мире это невозможно, что маленькая Швейцарии не может взять на себя такую инициативу и стать первой страной, признавшей Советскую Россию, или, по крайней мере, сделать это раньше европейских великих держав. В то же время Калондер настаивает на сохранении торговых отношений. Но климат начинает стремительно ухудшаться. После всеобщей забастовки 1918 года большевиков, находящихся в Швейцарии, обвиняют в пропаганде, а членов миссии настоятельно просят паковать чемоданы.

- Репатриация проводится не лучшим образом...

- Члены делегации жалуются на грубое обращение: некоторых из них задержали, другим пришлось три дня пробыть в Крейцлингене, ночуя на охапке сена. В России окружение Ленина страшно разгневалось. Жюно, глава швейцарской миссии в Петрограде, шлет панические телеграммы и просит Конфедерацию признать советскую власть в интересах тысячи швейцарских граждан, живущих в России: их имущество конфискуется, и можно ждать самого худшего. Ведь Ленин предупредил: "Скоро с богатыми иностранцами в России будут поступать так же, как с русскими буржуями". В итоге между Швейцарией и Россией происходит фактический разрыв, а официальный разрыв происходит в 1923 году, когда швейцарский подданный Мориц Конради убивает в Лозанне советского дипломата, чтобы отомстить за расстрел большевиками его семьи в Петрограде; суд кантона Во его оправдывает.

- Дипломатические отношения между Швейцарией и СССР были восстановлены в 1946 году, когда Швейцария вернула на родину интернированных советских граждан. Можно ли считать, что эти 7-9 тысяч человек были принесены в жертву дипломатии?

- Драма интернированных советских граждан заключалась в том, что они действительно оказались жертвами государственных интересов. Репатриация была условием восстановления дипломатических отношений. Швейцарские власти знали, но предпочитали закрывать глаза на то, что в Советском Союзе этих людей ждал ГУЛАГ: согласно сталинскому видению войны, все, кто попал в плен или по принуждению работал на немецких заводах, были предателями.

- Участь интернированных вызвала дебаты в Швейцарии.

- Члены Социалистической партии посетили их и заявили, что с ними жестоко обращаются. Эта информация, перепечатанная левыми газетами, дошла до Москвы, и "Известия" разразились гневной редакционной статьей. Это затормозило переговоры. Тогда швейцарские власти сняли документальный фильм, в котором делалась попытка показать, что с интернированными обращаются хорошо. И действительно, в этом фильме заключенные рисовали друг друга, танцевали, пели: было видно, что им живется не так уж плохо. Дошло до того, что некоторые правые германоязычные швейцарские газеты задались вопросом: чем вызвано такое отношение к большевикам?

- Какое настроение доминировало среди интернированных? Возможно, они хотели остаться в Швейцарии?

- Переводчикам была дана инструкция не обсуждать с интернированными вопрос о том, имеют ли они право остаться в Швейцарии. Хотя многие спрашивали: если я откажусь вернуться в Советский Союз, меня накажут? Посадят в тюрьму? В фильме, снятом студией DRS в 1995 году, можно услышать свидетельство человека, который отказался возвращаться и остался в Швейцарии, где и прожил всю жизнь. Историки побывали в архивах Лубянки и нашли его дело, в котором было написано: расстрелять. Очевидно, что интернированные испытывали психологическое давление со стороны швейцарцев: им угрожали, их запугивали. Хотя некоторые хотели вернуться, предпочитая тюрьму на родине. В Швейцарии им было трудно, не зная языка, вести переговоры с властями, ходатайствовать о предоставлении вида на жительство, они не могли эффективно защищаться.

- Итак, после 1946 года между Швейцарией и Советским Союзом все становится прекрасно?

- Политические и экономические отношения восстанавливаются. Швейцарские делегации начинают ездить в СССР, пожимают руки членам Политбюро, заключают контракты, все идет хорошо. Но в области свободы слова складывается несколько иная ситуация. Создается общество дружбы Швейцария - СССР, и его руководителя Ханса Эрни обвиняют в симпатиях к коммунистам. Он до сих пор хранит карточки, заведенные на него федеральной полицией. Эти карточки доказывают, что в Швейцарии по-прежнему существовали страх и недоверие к СССР: экономические отношения успешно развивались, в страну приезжал хор Красной армии, но на периферии общественного сознания сохранялась идея о том, что это враги.

- После распада СССР в отношениях между Россией и Швейцарией продолжали возникать осложнения: дело Бородина, дело Михайлова, дело Адамова, катастрофа над Юберлингеном. Чем объяснить эти устойчивые проявления недовольства и эти недоразумения?

- Две страны не только имеют совершенно разные политические системы - у них совершенно разная концепция власти, неодинаковое отношение к деньгам. Россиянину по-прежнему странно, что в швейцарских кантонах все проблемы решаются голосованием граждан. В России этого никогда не было: сначала все решал царь, потом - генеральный секретарь, а сегодня - президент. Россиян удивляет и то, что глава муниципалитета такого города, как Лозанна, ходит с работы домой пешком, без телохранителей, без всех этих внешних атрибутов власти. Сегодня дипломатические инциденты, продолжающие отравлять отношения между Швейцарией и Россией, являются отражением идеологии, мифов, унаследованных от советских времен, а также разницы менталитетов. Мы слишком долго не доверяли друг другу, мы плохо друг друга знаем, мы никак не можем почувствовать себя комфортно.

- Недоверие и страх проявляет швейцарская сторона, но что не так у России? Чем страшна Швейцария, если смотреть на нее из Москвы?

- Россияне испытывают огромное уважение к достижениям европейской цивилизации. В массе своей они считают Швейцарию более цивилизованной, более развитой страной. Когда у рядового россиянина до трагедии над Юберлингеном спрашивали, что он думает о Швейцарии, ответы всегда были положительными: это страна с прочными демократическими традициями, с большим уважением к частной жизни граждан.

- Что же случилось потом?

- После Юберлингена и убийства авиадиспетчера компании Skyguide осетином Калоевым на свет вытащили дело Конради. Была проведена параллель между двумя преступлениями, совершенными на эмоциональной почве, между двумя сломанными жизнями, когда в первом случае подсудимый был оправдан, а во втором - приговорен к восьми годам тюрьмы. Рядовой россиянин рассуждает так: они нас судят, ставят себя выше нас, они нас не уважают. Да, мы живем в нестабильной стране, да, у нас нет юстиции, у нас действительно полно проблем, но разве это причина, чтобы постоянно обливать нас грязью? Вот почему россияне были шокированы тем, что Швейцария не принесла официальных извинений. Потому что извинения - это все, что они могли получить. Но диалог продолжается: работая на этой выставке, я осознала, что оказалось возможным понять друг друга и разработать совместный проект, в котором примут участие петербургская Кунсткамера, российское посольство в Швейцарии, Федеральное управление иностранных дел (МИД Швейцарии. - Прим. ред.) и целый ряд швейцарских музеев. Это большой шаг вперед.

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru