Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
16 мая 2005 г.

Лаура Мандевиль | Le Figaro

Каримов, неудобный партнер Вашингтона

Выставляя себя в качестве нерушимого оплота светскости в среднеазиатском мире, окруженном исламизмом, старый узбекский лис Ислам Каримов сумел - благодаря своему цинизму, смешанному с жестокостью, - соединить в своей внешней политике две главных оси: американскую и российскую. Этот дипломатический демарш начался после распада СССР, когда бывший аппаратчик с безграничными властными аппетитами возглавил республику. Он оправдывал систематическое подавление всех форм политической оппозиции и установление диктатуры под сенью спецслужб - наследниц бывшего Управления КГБ СССР по Узбекистану. Он же позволил начать постепенное сближение с американским дядюшкой.

Но в дипломатической сфере поворот происходит 11 сентября 2001 года, когда Каримов, с 1991 года стремящийся создать противовес российскому влиянию, неожиданно получает шанс. Угроза в лице узбекского исламистского движения - угроза реальная, но раздутая по политическим соображениям - превратит Ташкент в фигуру на геостратегической "шахматной доске".

Новый альянс с Узбекистаном - вещь слишком соблазнительная, чтобы отказаться от нее ради демократических принципов. Американцам жизненно необходимо иметь опору на пути в Афганистан, где тогда разворачивалась великая битва с талибами. И администрация Буша без колебаний принимает предложение Каримова открыть базу американских ВВС в Карши-Ханабаде. Этот стратегический элемент контроля над центрально-азиатским, каспийским и ближневосточным регионом служит дополнением к киргизской базе в Манасе.

Но есть одно условие: нужно, чтобы узбекский бастион не был взорван изнутри. В марте 2004 года взрывы в Ташкенте (за которыми в июле следуют теракты смертников около израильского и американского посольств) вызывают у США сомнения в прочности партнера. Получая предостережения от неправительственных организаций, американская администрация начинает подумывать о том, как "демократизировать" режим, который подтачивают бедность и народное недовольство. Карт-бланш, выданный Каримову, не ослабляет силу религиозного экстремизма, а напротив, создает для него пищу, тревожатся эксперты.

В последние месяцы американцы дистанцировались от Ташкента, сократив помощь ему в знак протеста против серьезных нарушений прав человека и фальсификации выборов. После восстания в Андижане и его жестокого подавления властями Ислам Каримов предстает в глазах США как все более неудобный партнер.

С другой стороны, отношения Ташкента с Россией теплеют. Несмотря на опасения по поводу гегемонистских устремлений Москвы, Каримов сблизился с Путиным, обрушившись на "западных спонсоров" бархатных революций на Украине, в Грузии и особенно в соседней Киргизии. Страх перед демократией, как и перед исламизмом - вот что сегодня объединяет российского и узбекского лидеров, которым, похоже, больше нечего сказать друг другу.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru