Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
17 апреля 2015 г.

Мэри Дежевски | The Guardian

Запрет фильма "Номер 44" в России наверняка приведет к обратным результатам. Но нам лучше попытаться понять, чем продиктован этот запрет

Запреты произведений искусства редко бывают разумными: обычно они лишь привлекают к этим произведениям дополнительное внимание, часто незаслуженное, пишет обозреватель The Guardian Мэри Дежевски. Она ссылается на пример фильма "Интервью" о вымышленном покушении на Ким Чен Ына - это "всего лишь ребяческий трэш".

Что касается "Номера 44", то российские власти привели два аргумента: фильм содержит искажения истории, а его прокат совпал бы с периодом, когда Россия отмечает День Победы. "К сожалению (впрочем, это предсказуемо), большинство поспешных комментариев на Западе хватаются за первый из этих аргументов, не уделяя должного внимания второму", - говорится в статье.

В фильме рассказывается совершенно вымышленная история о серийном убийстве детей. "Но, судя по рекламе, суть фильма в том, что преступления замалчиваются, а следователь, действующий сам по себе, подвергается травле за расследование убийств, которые при советском строе не должны случаться. По некоторым сведениям, запрет фильма спровоцирован именно этим обстоятельством, а не "чернушной" темой", - говорится в статье.

Запрет "Номера 44" неизбежно истолковывается как очередной признак полной порочности Владимира Путина, его желания вернуть Россию в мрачное время советской цензуры, переписать российскую историю и реабилитировать Сталина, пишет Дежевски. "Доказательства всех этих аргументов, мягко говоря, сомнительные", - считает автор.

Дежевски признает, что при Путине часть истории России и СССР переписывается, а атмосфера в области культуры становится более закрытой по сравнению с началом правления Ельцина.

И все же, по мнению Дежевски, работа над новыми школьными учебниками истории - "не попытка обелить Сталина, как это часто преподносится вне России, а усилия представить российскую историю в качестве непрерывной последовательности", без белых пятен.

Задача крайне щекотливая для любой страны, а особенно для России, где продолжают бытовать крайне несхожие версии истории, в том числе постсоветской. "Западные критики видят в трактовке фигуры Сталина краеугольный камень враждебности Путина, но при этом они игнорируют несколько фактов", - пишет автор.

Путина нельзя винить в том, что в соцопросах россияне хвалят Сталина, называя его своим любимым историческим деятелем.

"Путин - не апологет Сталина. Он открыто говорил о репрессиях и лагерях. Но он, как и многие россияне в наше время, воспитан на идее, что Сталин - прежде всего военачальник, который, несмотря колоссальные страдания и потери, привел СССР к победе над Гитлером и нацизмом", - пишет автор. Кроме того, многие россияне не признают темных сторон личности Сталина и уверяют, что он ничего не знал.

"В нынешней, посткрымской атмосфере гипертрофированного патриотизма Россия планирует извлечь максимум из 70-летия Победы над Германией. В такой момент не только Путин или его министры стали бы протестовать против негативного западного изображения того периода. Точно так же среагировали бы и очень многие простые люди", - говорится в статье.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru