Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
17 августа 2006 г.

Керк Семпл | The New York Times

Трупы свидетельствуют об убийствах эпохи Хусейна

В больничном свете люминесцентных ламп в ряде импровизированных лабораторий в Багдаде медленно возвращают к жизни жертв массового убийства времен Саддама Хусейна.

На протяжении двух лет группа ученых-криминалистов со всего мира анализирует останки, одежду, удостоверения личности и пустые гильзы, извлеченные из массовых захоронений, чтобы подготовить уголовные дела против Хусейна и восстановить последние мгновения жизни жертв.

"Я решил, что мы дадим каждому человеку голос", - сказал Майкл Тримбл, директор группы изучения массовых захоронений, во время недавней экскурсии по лабораториям, находящимся на секретном объекте в западном Багдаде.

Этот голос, сказал он, заключен в четырехстраничном документе на каждую жертву, описывающем данные, которые ученым удалось собрать по фрагментам скелета и другим уликам.

Всего ученые вскрыли девять массовых захоронений - из более чем 200, разбросанных по всей стране и содержащих, по некоторым оценкам, десятки тысяч жертв - и закончили подготовку более 330 документов.

Документы криминалистов впервые вступят в игру 21 августа, когда Хусейн должен предстать перед судом по обвинениям в геноциде: он обвиняется в попытке уничтожения курдского народа в 1988 году. Утверждают, что он отдал приказ о проведении военной операции, в ходе которой уничтожали целые деревни, иногда химическим оружием, убив как минимум 50 тыс. человек.

Группа, входящая в Управление взаимодействия по преступлениям режима, организованное министерством юстиции США, помогает иракской юстиции судить Хусейна и членов его правительства.

Она также готовит документы о жестоком подавлении Хусейном шиитского восстания в южном Ираке в конце войны в Персидском заливе, в начале 1991 года. По словам судебных чиновников, тогда погибло не менее 100 тыс. шиитов, а возможно, и вдвое больше.

Это будут второй и третий процессы по делу Хусейна в иракском особом трибунале. Первый касался смерти 148 мужчин и мальчиков в преимущественно шиитском городе Дуджайль после покушения на Хусейна в 1982 году. В процессе объявлен перерыв до октября, когда ожидается вынесение вердикта. Группа криминалистов не участвовала в этом деле.

Документы, подготовленные криминалистами, - это результат кропотливой работы, начавшейся в бесплодных песках пустыни, куда их привели информаторы или спутниковые изображения, наводившие на мысль, что земля была потревожена.

В требующем педантизма процессе документирования следователи использовали сложную технологию построения изображения для картографирования содержимого захоронений, включая определение местоположения каждого тела, пустой обоймы и гильзы. Затем останки вертолетом доставили в лаборатории, находящиеся в укрепленном комплексе в западном Багдаде.

На сером деревянном рабочем столе в Лаборатории судебной антропологии лежали рядом два желтоватых скелета. Один из них принадлежал женщине в возрасте 35-50 лет с пулевым отверстием в затылочной части черепа. Рядом с ней были крошечные кости ребенка не старше года. Пуля раздробила младенческий череп, который следователи собрали, используя хирургический пластырь.

Это были дела номер 19 (ребенок) и номер 20 (женщина), двое из 123 жертв, тела которых группа Тримбла извлекла из массового захоронения в удаленном районе, примерно в 60 милях от северного города Хатра.

Захоронение, известное как "Ниневия-2", одно из трех мест, которые используют следователи, чтобы помочь в подготовке дела о геноциде курдов против Хусейна. Скелеты были обнаружены в одежде, лежащими лицом вверх, левая рука женщины обнимала ребенка, который был завернут в одеяло, украшенное аппликацией зайца.

Женщина, возможно, была матерью ребенка, а может быть, его родственницей или соседкой - следователи не могут сказать наверняка. Но точно известно, что они умерли, обнявшись.

Раад Джухи, главный следственный судья, сказал, что жертвам объявили, что их переселяют из деревень в окрестностях Сулеймании в жилой комплекс в другом месте.

На женщине, проходящей по делу номер 20, было пять слоев одежды, и это наводит на мысль, что ей не разрешили собрать свои вещи, и она покинула дом в спешке. У нее была дамская сумка с детской одеждой и личными вещами: катушкой ниток, тюбиком мази-антибиотика, спичками, металлической коробочкой, несколькими монетами, заколкой для волос и пятью парами золотых серег.

Ребенок был в мягких белых панталончиках, красном свитере и белой рубашке с длинными рукавами, украшенной красной отделкой, рисунком красной шляпы и словом summer ("лето").

Как и тысячи других жертв, сказал Джухи, этих людей толпой загнали в автобусы и отвезли в лагерь временного содержания "Топцава", недалеко от Киркука. Оттуда их увезли в дальнюю пустыню, разделив на группы: мужчины - в одной, женщины и дети - в другой, а затем загнали во рвы.

Все это "было очень методично, хорошо организовано", сказал Тримбл.

В некоторых случаях автоматчики стояли над массовым захоронением, поливая жертвы огнем. Но женщин и детей в "Ниневии-2" казнили педантичнее: по одному, выстрелами в затылок, заявили следователи. 95 из 123 жертв были дети, 88 из них - не старше 12 лет.

В другой палатке Марк Смит, директор группы по археологическим раскопкам, стоял перед экраном компьютера и демонстрировал, как ученые свели трагедию к оцифрованным данным, чтобы помочь прокурорам в создании точного описания этих последних ужасных минут.

Он прошелся по нескольким графическим визуализациям массового захоронения, связанного с шиитским восстанием: на одном были контуры всех тел, на остальных - тела с присвоенными цветовыми кодами по возрасту, количеству произведенных по ним выстрелов и тому, были ли у них завязаны глаза или связаны руки.

Эти карты помогли следователям проанализировать, как вели жертв на расстрел, где стояли автоматчики, выяснить траекторию пуль и особенности падения тел. "Мы ищем модели", - сказал Смит.

В нескольких ярдах, в лаборатории изучения предметов культуры, Ариана Фернандес, культуролог и антрополог из Коста-Рики, изучала одежду и артефакты, найденные на трупах, в попытке найти новые сведения об их личностях и их судьбах.

Манекены, облаченные в восстановленную одежду, населяют лабораторию, придавая ей вид костюмерной. На большой фанерной доске Фернандес разложила одежду, которая была на жертвах номер 19 и номер 20 в момент расстрела.

"Их достаешь из земли, поднимаешь наверх, и это снова люди, - сказала она. - Это их возвращает им личность".

Некоторым жертвам ученые дали клички: Quinn - по названию песни Quinn the Eskimo Боба Дилана - мальчику, которого нашли в лыжной куртке с пушистым капюшоном; Покахонтас - девочке в рубашке с бисерной вышивкой; Серый парень, Коричневый парень и Синий мужчина.

"Это не намеренно, - пояснила Керри Грант, археолог группы массовых захоронений. - Мы просто привязались к ним. Это возвращает им что-то человеческое".

Была еще Девочка с мячом. Ее нашли в "Ниневии-2" с красно-белым мячом в руках. "С ними проводишь достаточно времени, и действительно хочется увидеть, как они возвращаются домой", - сказал Тримбл.

Но суровая реальность порученной группе работы и ее бюджет не предусматривают возвращение останков жертв в их родные деревни.

Эту работу, надеются они, подхватят другие организации, если утихнет насилие. Но пока ни одна организация не предложила свои услуги, и пока это не произойдет, сотням жертв, извлеченных группой из массовых захоронений, придется говорить от имени десятков тысяч, остающихся погребенными.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru