Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
17 августа 2006 г.

Гвидо Рампольди | La Repubblica

Дамаск неожиданно понял, что стал победителем: "Сионистский миф уничтожен"

Поскольку арабы считают, что они победили Израиль, Хасан Насралла, несмотря на то что он - религиозный деятель, превратился в героя светской молодежи. Его лицо с саркастической улыбкой появляется на футболках, бесчисленных постерах, на обложках дисков с записью его выступлений - в общем, повсюду. В магазинах Дамаска он прекрасно уживается с футболками с Че Геварой, модными спортивными тапочками, DVD с американскими фильмами, которые он, потомок Пророка, должен бы считать проделками Сатаны. Этот "сирийский" Насралла - мягкий, панарабский, скажем так, постисламский. Звучит летний хит ("Насралла, Насралла, да защитит его Аллах"), но он звучит не на религиозных собраниях, а на дискотеках.

Христианские священники прославляли его в эти воскресные дни. Ныне Насралла вдохновляет и планы Башара Асада, сирийского президента, портрет которого в срочном порядке распечатан на плакатах вместе с Насраллой, чтобы отпраздновать, как гласит надпись, "победу Сопротивления". Асад считает себя причастным к этой "победе", поскольку передавал "Хизбаллах" оружие своей армии и ракеты, поставленные Ираном. Теперь как Дамаск, так и Тегеран намереваются воспользоваться славой, которая окружает Насраллу, и разделить огромный успех, выпавший на долю их протеже.

Возможно, Асад и Ахмадинежад преследуют неодинаковые цели, но они используют одни и те же слова: воинственные, непримиримые, революционные. В последние часы сирийский и иранский лидеры переиначили высказывания госсекретаря США Кондолизы Райс ("Это родовые муки нового Ближнего Востока", - сказала Конди в самом начале войны в Ливане), объявив, что этот "новый Ближний Восток" действительно рождается, но он отличается от того, который представлял себе Вашингтон. Он будет "свободным от англо-американской гегемонии", обещает Ахмадинежад, Асад косвенно подтверждает это.

Прежде всего, этот Ближний Восток больше не запугает военная мощь Израиля, потому что "Хизбаллах" "разрушила миф о непобедимости сионистского режима", как выразился Реза Асефи, пресс-секретарь иранского МИДа, или, как написала Syria Times в редакционной статье: "Хизбаллах" положила конец мифу о непобедимости израильской армии и лишила доводов пораженцев, которые использовали этот миф для того, чтобы оправдать собственную никчемность". Как Асад, так и Ахмадинежад называют несправедливым и нецелесообразным разоружение "Хизбаллах". А без их согласия будет еще труднее убедить шиитские милиционные формирования передать свои ракеты под контроль ливанского правительства.

Иными словами, Дамаск и Тегеран придают законченность посланию, которое в эти дни звучит как тамтам войны от Каспия до Нила, воодушевляет всех панарабских националистов и исламистов, пугает умеренных, подавляет остатки либерализма, выжившего после разрушительных инициатив администрации Буша. Послание гласит: Израилю можно нанести поражение; американская империя задыхается; дружественные ей арабские режимы дрожат от страха.

"Ливанский урок", по версии многих ближневосточных телеканалов, изменил соотношение между силой и слабостью. На протяжении трех десятилетий военная мощь Израиля удерживала арабские режимы от авантюр, потому что их армии были не в состоянии противостоять противнику. Теперь становится ясно: если Израиль не будет демонстрировать боеготовность, в конфликте с применением неконвенционального оружия слабость может трансформироваться в силу повстанческим движением, и сила регулярной армии может обернуться слабостью, ибо тяжелые средства станут мишенями для молниеносных рейдов врага. Ничего удивительного и даже нового. На протяжении двух недель арабские телеканалы беспрестанно показывают видеозаписи с израильскими солдатами, которые отступают, плачут, истекают кровью, умирают в дыму горящего танка, подбитого реактивным снарядом. И этот поток репортажей меняет мировосприятие широких слоев арабской общественности, которые теперь склонны считать трусостью и пораженчеством решение некоторых арабских режимов мирно сосуществовать с Израилем. А на гребне этой пропагандистской волны - Сирия и Иран.

Но, несмотря на то что сегодня иранский хомейнизм и сирийский баасисзм говорят на одном языке, у них разная природа. Первый олицетворяет революционный подъем, осуществляет грандиозную мечту, поскольку располагает средствами превратить Персию в региональную супердержаву. Второй не может культивировать столь амбициозные планы, поскольку имеет за плечами не имперский опыт, а лишь тысячелетнюю историю государства, жившего торговлей. И поэтому в бурной речи, произнесенной Асадом на встрече с сирийскими журналистами, самой значимой стала фраза, содержащая угрозу, а также явное требование о проведении переговоров: "Израильское руководство оказалось на историческом распутье. Или оно будет продвигаться в сторону мира и вернет права (арабам), или оно обречет себя на постоянную нестабильность, пока не появится новое поколение арабов и не решит проблему окончательно (уничтожив Израиль)".

По сути, Дамаск указывает на то, что "ливанский урок" должен заставить Израиль вернуть Голанские высоты. Речь как бы идет о возобновлении переговоров, которые, казалось, были близки к завершению в конце 1990-х годов: спор был урегулирован почти на 85%. Возвращение Голанских высот означает для Башара Асада выполнение исторической миссии, и ради этого он готов совершить жесты доброй воли. Израильские сомнения рождаются по различным мотивам, но, прежде всего, они являются следствием военной доктрины, согласно которой Голанские высоты имеют стратегическое значение, обеспечивая господство над всей Галилеей до самого моря. Но ракеты "Хизбаллах" продемонстрировали, что эта концепция уже не актуальна.

Такое впечатление, что сирийцы хотят сказать следующее: отдайте нам то, что мы потеряли в войне 1973 года, и обретете мир на северных границах; в противном случае однажды вам придется вести войну и на фронте Голан против аналога сирийской "Хизбаллах". Как пишет Syria Times, "существует возможность нанести поражение сионистским силам, заняв политическую позицию постоянной конфронтации и мобилизации вооруженных масс". (Однако массы колеблются: по словам сирийского аналитика Баселя Удата, "если обратиться к жителям Дамаска, которые сейчас вывешивают флаги шиитских боевиков, с просьбой воевать вместе с"Хизбаллах", каждый найдет десяток причин, чтобы отказаться".)

Но если переговоры и не являются акробатическим трюком, то другая проблема возникает в связи с расследованием ООН по делу об убийстве ливанского премьера Рафика Харири. В случае подтверждения причастности Сирии будущее семейства Асадов станет туманным. Новый доклад ООН ожидается в середине сентября. Видимо, неслучайно за полтора месяца до этого "Хизбаллах" спровоцировала конфликт.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru