Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
17 августа 2006 г.

Деннис Росс | The Washington Post

Реальное перемирие: иметь дело с Сирией

В 1993 и 1996 году я помогал достигнуть соглашений, положивших конец конфликту между Израилем и "Хизбаллах". Оба раза войну инициировала "Хизбаллах", обстреливая Израиль ракетами "Катюша", а Израиль шел на ответный удар, намереваясь уничтожить военный потенциал "Хизбаллах" и показать Ливану, какова цена авантюры с "Хизбаллах". И оба раза для того, чтобы добиться продолжительного перемирия, нам пришлось иметь дело с Сирией.

Однако в этот раз перемирие было достигнуто без участия Сирии. Вопрос в следующем: могут ли условия резолюции 1701 СБ ООН быть выполнены без того, чтобы Сирия была частью уравнения? Маловероятно. Выполнение резолюции будет во многом зависеть от Сирии. Если, конечно, международные войска, которые размещаются в Ливане, не смогут предотвратить поставку нового оружия "Хизбаллах" и усилить ливанскую армию настолько, чтобы она смогла справиться с ролью, предписанной ей резолюцией.

Чем более твердо Сирия намерена помешать выполнению резолюции, тем больше сил и полномочий потребуется международному контингенту, чтобы твердо пресекать попытки вооружить "Хизбаллах" и предотвращать восстановление ее в качестве боевой силы. Будут ли международные войска обладать возможностью вести интенсивные проверки? Разместятся ли они вдоль всех дорог, связывающих Сирию и Ливан, чтобы инспектировать весь надлежащий транспорт? Установят ли они с той же целью контрольно-пропускные пункты на трассах между севером и югом Ливана? И можно ли организовать 15 тысяч солдат так, чтобы они осуществляли эти функции, одновременно не допуская тренировок "Хизбаллах" и восстановления их укреплений на территории от реки Литани до границы с Израилем?

Теоретически возможно, чтобы многонациональные силы выполнят все эти задачи. Однако, учитывая, как быстро это надо утвердить и осуществить, есть основания полагать, что они не смогут выполнить такую миссию в ближайшее время. Даже в лучшем случае контингент едва ли продемонстрирует решительность, если это будет означать прекращение торговли между Сирией и Ливаном или активное изымание у "Хизбаллах" нужного ей оружия. (Министр иностранных дел Франции уже объявил, что не предвидит разоружения "Хизбаллах".)

Разумеется, воплощение духа и буквы резолюции будет зависеть еще и от ливанского правительства и ливанской армии. Оба эти института все еще очень уязвимы, и сирийская оппозиция может эксплуатировать непрекращающиеся внутрирелигиозные разногласия. Сейчас, когда международное сообщество готово поддержать ливанское правительство вооруженными силами и помощью в восстановлении, настал самый многообещающий момент для выполнения Ливаном своих обязательств. Они (ливанцы) должны понимать, что помощь, хотя она и придет, со временем будет зависеть от того, насколько их правительство и армия выполнят свои обязательства.

Однако иллюзий тут быть не должно. История полна хорошими резолюциями по Ливану, которые так и не были претворены в жизнь, потому что сирийцы обладали силой, чтобы этому помешать. В то время как президент Сирии Башар Асад называет победу "Хизбаллах" провалом планов США на Ближнем Востоке, а госсекретарь США Кондолиза Райс утверждает, что выполнение резолюции 1701 станет стратегическим отступлением для сирийского режима, можно ли изменить поведение Сирии, чтобы судьба нынешней ооновской резолюции оказалась иной, чем у ее предшественниц?

Можно, если мы будем базироваться на новом основании, которое теперь существует и позволяет использовать больше рычагов воздействия на Сирию. Смотрите: Франция и другие европейские страны вот-вот разместят свои войска на территории Ливана. Если "Хизбаллах" будет пополнять арсеналы и восстанавливать военные укрепления, то эти войска окажутся уязвимыми. Это обеспечивает сильную мотивацию для Франции, чтобы разоружать "Хизбаллах".

Работая в тандеме, администрация Буша и французская администрация должны попытаться изменить расчеты Сирии. Сирия рассматривает "Хизбаллах" как козырную карту - что-то такое, что можно использовать для придания Сирии веса в регионе или для торга в подходящей ситуации. Мы совместно с Францией должны дать понять, что Сирия может многое потерять, если не откажется от поддержки "Хизбаллах", а изменив курс, она может приобрести нечто значимое.

Разумеется, если международные силы окажутся надежными и последовательными, это сможет убедить Ассада, что "Хизбаллах" будут сдерживать и ее ценность для Сирии уменьшится. Но Ассад должен видеть также, что Сирия обязательно дорого заплатит, если попытается помешать осуществлению резолюции 1701. Расплатой для нее может быть совместное решение Франции, ЕС и США об экономической изоляции Сирии, если она не захочет прекратить финансовую поддержку "Хизбаллах".

Европа в настоящее время обеспечивает Сирии необходимую экономическую страховку. Президент Франции Жак Ширак мог бы вполне убедительно предупредить Ассада, что если снабжение оружием "Хизбаллах" не прекратится и будет по-прежнему угрожать французским войскам в Ливане, то Европа прервет все экономические связи с Сирией. Напротив, если Сирия прервет все военные отношения с "Хизбаллах" и признает усилия ливанского правительства по восстановлению своего авторитета, Евросоюз может пообещать Дамаску новые значительные экономические привилегии.

При таком сценарии в первом акте выступит ЕС, а второй акт будет за США. Администрация Буша, которая заинтересована в том, чтобы отдалить Сирию от Ирана, не сможет сделать этого без переговоров с Сирией. И она не сможет сделать этого, продолжая высказывать угрозы, не ведущие ни к каким последствиям. Недостаточно продолжать говорить: "Сирийцы знают, что им надо сделать".

Соединенные Штаты должны подкрепить позицию ЕС, подав Ассаду еще один сигнал, а именно: мы готовы применить ряд санкций, в том числе Акт об ответственности Сирии, и ввести правила, которые усложнят компаниям и финансовым институтам, имеющим бизнес в Сирии, ведение дел в США.

Это может потенциально отрезать европейские, азиатские и даже арабские страны от коммерческих отношений с Сирией, что чревато катастрофическими последствиями для экономики, которая и без того слаба. Этим рычагом надо воспользоваться, чтобы добиться заинтересованности Сирии в сотрудничестве.

Безусловно, Сирия захочет знать, что она получит от такого сотрудничества. Надо ответить, что благодаря ему может быть начата новая глава в наших отношениях. Сирии могут быть предложены экономические льготы, возможно даже возобновление переговорного процесса с Израилем по поводу Голанских высот. Ничего этого не будет, если Сирия не прекратит контакты с "Хизбаллах" и "Хамасом". В конце концов, зачем нам заниматься мирным процессом, если у этих двух организаций останутся средства - подпитываемые Сирией - чтобы в любой момент, когда им заблагорассудится, его прервать?

В истории было много благонамеренных попыток трансформировать Ливан. Если мы хотим, чтобы нынешняя попытка завершилась успехом, нам нужны надежные вооруженные силы, выполняющие не символическую, а реальную миссию, и новый подход к Сирии - такой, которые предоставит ей основания переоценить свои приоритеты.

Автор статьи был директором политического планирования в Госдепартаменте США при президенте Джордже Буше-старшем и специальным координатором по Ближнему Востоку при Билле Клинтоне. Он является консультантом Вашингтонского института ближневосточной политики.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru