Архив
Поиск
Press digest
31 марта 2020 г.
17 июня 2005 г.

Том Колан | The Telegraph

Советские солдаты, оставшиеся жить в Афганистане

Через шестнадцать лет после того, как последние танки Красной армии оставили Афганистан, три призрака десятилетней советской оккупации все еще прячутся в горах на севере страны.

Они ведут ту же жизнь, что и местные, но их отличает бледный цвет кожи, и когда они собираются вместе, то говорят между собой по-русски.

До 1981 года Насратулла был офицером Красной армии и звали его Николаем. Рахматулла и Аминулла были призывниками. Они - последние выжившие из пятерых советских солдат, которые были захвачены в плен или дезертировали, приняли ислам и сражались на стороне моджахедов против своих бывших товарищей.

Вторжение в Афганистан, российский Вьетнам, привело к гибели 23 тысяч солдат между 1979 и 1989 годами. Погибло порядка 1,3 млн афганцев, преимущественно мирных жителей.

Сейчас Насратулла, которому исполнилось 45 лет, зарабатывает 45 фунтов в месяц, находясь на полицейской службе в провинции Баглан. Тихий, меланхоличный человек, заядлый курильщик, он все еще боится возмездия за свое нарушение воинского долга. Насратулла говорит, что его прежнее имя - Николай и он родился в 1960 году в Харькове, на Украине.

Свою фамилию он назвать не захотел. Его отец Анатолий тоже был солдатом, и Николай учился в военной академии.

По его словам, он вызвался добровольцем на службу в Афганистане и прослужил три месяца, прежде чем в 1981 году дезертировал, после того как стал свидетелем безжалостного убийства более 70 человек в деревне Калигаи.

"В советской армии клялись на мече и Библии помогать народу. То, что там делалось, было против закона", - сказал он.

Он решил перейти в исламскую религию только через год после того, как его взяли в плен, добавляет он. "Не я принял решение перейти в ислам, - говорит он, - это религия выбрала меня".

Насратулла после этого провел восемь лет на линии фронта. Его товарищи моджахеды говорят, что он и другие русские были достойными бойцами и особенно много пользы приносили в перехвате информации по российским радиоканалам.

"Если вы находитесь на линии фронта, то вам приходится драться и убивать", - это все, что он говорит о том, каково это, сражаться против своих соотечественников.

В июле 1988 года российское правительство предложило амнистию российским военнопленным в Афганистане. Ни один из принявших ислам не воспользовался этим предложением, хотя все они смогли после окончания войны посетить Россию с помощью виз, полученных в Пакистане.

Когда в 1996 году Насратулла был на Украине, он встретился там с некоторыми из своих товарищей по Красной армии, и говорит, что с облегчением увидел, что они не винят его в отступничестве и в том, что он вступил в армию моджахедов.

При правительстве "Талибана" трое россиян привлекли внимание лидера талибского движения муллы Мохаммеда Омара, который, впечатленный их приверженностью мусульманству, предоставил им дома и бизнес. Все три женаты на местных женщинах и имеют семьи.

Но после падения "Талибана" в 2001 году их дома были конфискованы. Ни один из трех не может считаться богачом. Там где они живут, на них смотрят как на диковину и уважают за набожность.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru