Архив
Поиск
Press digest
18 апреля 2019 г.
17 марта 2005 г.

Редакция | The Economist

Ястреб, который взъерошит перья Всемирного банка

Джордж Буш назначил Пола Вулфовица, одного из архитекторов войны в Ираке, главой Всемирного банка. Хотя это назначение традиционно является прерогативой США, европейцы, и не только они, могут быть недовольны столь одиозной креатурой.

Иностранцу простительно не понимать, какова стратегия Джорджа Буша во второй президентский срок. С одной стороны, он и его госсекретарь Кондолиза Райс предприняли поездки в Европу с целью смягчить ситуацию и убедить своих старых союзников, что, несмотря на войну в Ираке, желательно остаться друзьями. С другой стороны, способность к раскаянию не является сильной стороной Буша. На пошлой неделе он назначил Джона Болтона, одного из главных ястребов Госдепартамента и ярого критика Организации объединенных наций послом США при ООН. Пока в Европе все еще чешут в затылке, пытаясь понять причины такого выбора, Буш снова удивил их, выдвинув на пост главы Всемирного банка кандидатуру Пола Вулфовица, одного из архитекторов войны в Ираке.

Традиционно Европа выбирает главу Международного валютного фонда, а Америка назначает шефа Всемирного банка. Некоторое время это вполне срабатывало в качестве аргумента, однако пять лет назад Америка наложила вето на кандидатуру, предложенную Европой. В результате вместо предложенного Европой Кайо Кох-Вессера главой МВФ стал Херст Кёлер (позже избранный президентом Германии).

Наложат ли теперь европейцы вето на кандидатуру Вулфовица? Агентство Reuters сообщило в среду, 16 марта, когда было объявлено о назначении, что имя Вулфовица уже неофициально муссировалось в правлении банка, и эта кандидатура была там отвергнута. Однако Буш все же решил выдвинуть его на этот пост и начал консультироваться с европейскими лидерами. На пресс-конференции в среду президент описал своего кандидата как "порядочного, отзывчивого человека" и "умелого дипломата". Вулфовиц, в настоящее время являющийся заместителем министра обороны США, неоднократно занимал различные посты в правительстве, в том числе был главой администрации Джорджа Буша-старшего. В конце 1980-х он был американским послом в Индонезии и полюбил культуру этой самой густонаселенной в мире мусульманской страны.

Однако, помимо этого, Вулфовиц - излюбленное пугало критиков войны в Ираке. Он самый известный представитель "неоконсерваторов" - группы вашингтонских политиков, считающих, что могущество Вашингтона надо использовать для распространения демократии и западных ценностей. Он горячо отстаивал необходимость начать боевые действия в Ираке сразу после теракта 11 сентября 2001 года, аргументируя не только тем, что у Саддама Хусейна есть оружие массового поражения, но и тем, что отсутствие демократии на Ближнем Востоке является ключевой причиной, по которой регион стал рассадником терроризма.

Если Вулфовиц был противоречивой фигурой в преддверии войны, то с тех пор он еще больше укрепился в этом качестве. В конце 2003 года он подписал меморандум, запрещающий Пентагону выдавать контракты на восстановление Ирака странам, которые возражали против войны (Франция, Россия и Германия). Более того, его довоенные прогнозы, какие средства понадобятся на войну и сколько солдат потребуется, оказались чрезмерно оптимистичными, как и его предсказание, что иракцы будут рады приветствовать силы коалиции как освободителей.

В качестве главы Всемирного банка Вульфовиц - если Европа одобрит его кандидатуру - будет иметь дело не с войсками и теориями сдерживания, а скорее с вопросом, как воспользоваться "мягкой силой" Америки, чтобы покончить с бедностью. Два известных экономиста, специализирующиеся на проблемах развивающихся стран, Джеффри Сакс и Джозеф Штиглиц уже выразили свое огорчение в связи с его назначением.

Однако недостаток у Вулфовица опыта в отношении развивающихся стран не обязательно означает, что он неподходящая кандидатура. После того как Вулфовицу пришлось работать при Дональде Рамсфельде во время противоречивой "армейской перестройки", некоторые скажут, что он справится с радикальным переустройством любой структуры, которая в этом нуждается.

Всемирный банк за последнее десятилетие не раз сталкивался с обвинениями, что его программы мало способствует достижению основной цели: помогать развивающимся странам выбираться из бедности. Общим местом стало, что финансовая помощь приносит мало пользы, если страна-получатель не является воплощением безупречной политической и экономической модели, а это редко встречается среди развивающихся стран. Многие говорят, что банк не особенно утруждает себя, предпочитая громкие масштабные акции кропотливой, вдумчивой работе, способствующей снижению уровня бедности.

Джеймс Вулфенсон, возглавляющий банк в настоящее время, старался лучше распределять фонды в период своего правления. Сейчас больше денег поступает странам с "правильной" политикой. И сейчас больше внимания уделяется борьбе с нищетой, чем строительству дамб и сверхскоростных шоссе, которые никуда не ведут. Но банк все еще выдает кредиты относительно благополучным странам, которые в них явно не нуждаются, и таким бедным странам, которые не смогут ими воспользоваться, потому что их правительства разворовывают средства.

Джеймс Вулфенсон противостоял попыткам администрации Буша внести фундаментальные изменения в работу банка. Пол О'Нил, бывший министр финансов, столкнулся с резким сопротивлением, когда предложил, чтобы банк прекратил выдавать кредиты, потому что многие из стран-получателей имеют доступ на фондовые рынки. Однако есть подозрение, что при столкновении с неофициальными организациями Вулфенсон был не так тверд. Некоторые из кредитов банка были выданы на условиях, выгодных небольшим группам, а не всему населению страны. Это способствовало улучшению отношений банка с общественностью, но за счет миссии этой организации. Для того чтобы создать действительно эффективный институт, может потребоваться человек, который не боится многим не понравиться.

Вулфовиц, без сомнения, продемонстрировал, что может справиться с ролью неоднозначного политика и что он в состоянии высказывать смелые взгляды и проводить их на практике.

Однако некоторые опасаются, что его желание проталкивать демократию не вполне соответствует миссии банка. Его вера в силу политической свободы отразится на его взглядах на экономическое развитие. Но хорошо ли это для банка, чья задача - способствовать благосостоянию в мире? Отношения между демократическими реформами и снижением уровня бедности не так просты. Ведь, в конце концов, наибольшего успеха в преодолении бедности на памяти нынешнего поколения достиг коммунистический Китай.

Другая опасность - это то, что Вулфовиц не сможет избавиться от связей с Белым домом. Возможно, имеет смысл вспомнить историю другого человека, который пришел на место главы Всемирного банка из министерства обороны США. Роберт Макнамара, который в качестве министра обороны отвечал за войну во Вьетнаме. Стивен Раделет из Центра глобального развития в интервью СNN напомнил, что Макнамару обвиняли в том, что он выбирает, кому выдать кредит, исходя из отношения этих стран к американской политике, а не на основании того, подпадают ли они под категорию стран, которым требуется помощь.

Сможет ли Пол Вулфовиц устоять и не воспользоваться служебным положением для достижения своих политических целей?

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru