Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
17 марта 2006 г.

Бронуен Мэддокс | The Times

Джек Стро: "Война была правильной, но потом мы совершили ошибки"

В третью годовщину вторжения в Ирак Джек Стро не теряет оптимизма

Пойдут ли в Ираке через год дела лучше, чем сейчас? "Да", - заявил Джек Стро вчера, накануне самого сильного воздушного удара США с начала войны.

Через три года после вторжения в Ирак 20 марта 2003 года и через месяц после самой крупной вспышки насилия там министр иностранных дел признал "ошибочные решения", относящиеся к послевоенному периоду. Однако он настойчиво придерживается точки зрения, что сама война была оправданна.

"Мы не могли тогда знать всего, что знаем сейчас, - сказал он Times, - учитывая, что разведданные оказались неверными". Мнение, что Саддам Хусейн представляет опасность для международной безопасности, "разделял весь мир".

"Ошибки", утверждает он, совершались после окончания войны. "Мы узнали, что послевоенная ситуация сложнее, чем предполагалось, - сказал он. - Планирование в этой области оказалось менее удовлетворительным, чем следовало". Коалиция во главе с США не осознавала, что первоначальную эйфорию следует как можно скорее использовать для строительства нового общества. Этого не произошло достаточно быстро".

Он добавляет: "В то время я был обеспокоен уровнем "дебаасификации" - устранения с правительственных постов всех высокопоставленных членов партии "Баас" Саддама Хусейна".

Это было одним из первых решений Пола Бремера, направленного президентом Бушем для руководства Ираком вскоре после окончания войны. Сейчас большинство признают это решение ошибкой, равно как и роспуск армии Ирака. В результате этих действий в Ираке не стало опытных руководителей, оказались отчужденными умеренные сунниты, а армию и правительство наводнили шииты и курды. Однако Стро настаивает, что в любом случае "пришлось бы столкнуться с отчаянным сопротивлением суннитов, потому что люди, которым пришлось отказаться от власти, были в ярости".

Лучше ли живется иракцам сейчас, чем до войны? "Да, - твердо отвечает Стро, - но я понимаю скептичные настроения некоторых". После бомбежек 22 февраля шиитской святыни, мечети Аль-Аскария, Ирак погряз в самой жестокой пучине насилия с момента взятия Багдада.

Наблюдается политический паралич; первый полноценный иракский парламент, избранный в декабре, раздирают распри между шиитами, суннитами и курдами. Они так и не смогли выбрать спикера, президента, премьер-министра и кабинет министров. Вчера состоялся первый созыв парламента - в представлении Америки это должно было стать кульминацией. Однако депутаты лишь перенесли крайний срок утверждения конституции, поскольку до окончания предыдущего срока оставалось 20 минут.

Некоторые из шиитских лидеров хотят, чтобы на посту остался действующий премьер-министр Ибрагим аль-Джафаари. Однако другие (в том числе коалиция) категорически против, считая его слабым и небеспристрастным политиком. Стро на вопрос о том, должен ни Джафаари остаться премьер-министром, отвечает: "Это должны решить иракцы".

И с улыбкой добавляет: "Явление не ограничивается Ираком - сплошь и рядом кто-то, занимающий должность премьер-министра, хочет удержаться на посту. И это не преступление".

Он не считает, что правительство Ирака в итоге будет прозападным. Признает ли оно Израиль? "На это уйдет некоторое время, но если среди других арабских стран наметится сдвиг в этом направлении, то да".

Несмотря на сложную ситуацию, Стро уверяет, что "Ирак стоит на пороге бесконечно более счастливого будущего, чем если бы у власти был Саддам". Он приводит неожиданный аргумент: "Могла бы развернуться полномасштабная гражданская война при подъеме шиитов, по мере того как могущество Саддама уменьшалось бы". Значит ли это, что Ирак предрасположен к гражданской войне? Стро не считает такой сценарий неизбежным. "За последние три недели ситуация действительно изменилась. Пятьсот несчастных лишились жизни".

Но он не называет это гражданской войной, хотя признает, что ситуация с разделением общества на религиозной почве "тревожна". Он добавляет: "Я оптимистично полагаю, что при наличии правительства, как только оно возьмет на себя ответственность за безопасность, они начнут перестраивать общество".

Останутся ли там британские войска через три года? "Нет, - говорит он. - Ни в каком количестве".

Пробудила ли война антиамериканские настроения в Великобритании? "Да, - отвечает он, добавляя: - Но они были и раньше". Тем не менее, остается "в интересах Великобритании поддерживать тесные связи с США, которые останутся доминирующей силой в мире в обозримом будущем".

Он отрицает, что в итоге больше всех выиграл Иран, воодушевленный провалом США в Ираке и получивший дружественное шиитское правительство в Багдаде. "Для них стало облегчением свержение Саддама, но их беспокоят перемены в Ираке и Афганистане", - настаивает он.

"Еще только предстоит увидеть, сможет ли Совет Безопасности достаточно быстро извлечь необходимые уроки, чтобы заставить Иран отказаться от ядерных амбиций", - говорит Стро. При этом он твердо заявляет, что военные действия против Ирана "немыслимы".

Единственным оправданием этому было бы нападение Ирана на другую страну и одобрение войны Советом Безопасности. "Однако в сложившихся обстоятельствах это немыслимо". Наследием иракской войны стало то, что "мы не можем вновь пойти по этому пути".

Мнение народа

"До войны убийства и пытки совершались в секрете. Сейчас все делается открыто. Значение свободы изменилось. Сейчас у тебя есть свобода жить и свобода убивать". Али Салман, рабочий

"Нас преследуют призраки погибших". Танаа Исмаил, 44 года, учитель из Дивании

"При Саддаме было лучше. Теперь у нас царит хаос, и мы утратили безопасность". Карима Хусейн, 46 лет, домохозяйка из Багдада

"После войны мы узнали новые понятия, такие как демократия и права человека. Но на практике мы их еще не видели". Абдул Карим Ахмед, 50 лет, водитель автобуса из Басры

"Раньше люди боялись тюрьмы, теперь они боятся всего. Даже в собственном доме нельзя чувствовать себя в безопасности". Ум Ахмед, 35 лет, домохозяйка из Басры

"Жизнь стала лучше. Появилось больше возможностей для работы". Имад Ахмед, 45 лет, технический специалист из Арбила, Курдистан

"До войны было лучше, потому что у всех иракцев, включая курдов, был общий враг - Саддам. Теперь врагов больше и стало трудно отличить врагов от друзей". Сара Абдул Вахид, 36 лет, телеведущая, Дохук

"Раньше мы зарабатывали мало, а теперь вполне достаточно Несмотря на ухудшения в плане безопасности, я думаю, жизнь теперь лучше". Алт Аль-Шариф, 29 лет, правительственный служащий из Неджефа

"Что дало иракцам нынешнее правительство? Пока они спасали свои шкуры за толстыми стенами, люди истекали кровью. Саддам был лучше этих эгоистов". Ахмед Абдул Хусейн, 39, рабочий из Кербелы

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru