Архив
Поиск
Press digest
19 марта 2019 г.
17 ноября 2014 г.

Эндрю Хиггинс | The New York Times

Украинский город, исторически связанный с мазохизмом, определенно тяготится этой связью, но некоторые только рады

Друзья убедили Тараса Демлана попробовать "коронное блюдо" кафе "Мазох" во Львове, повествует The New York Times. "Официантка сняла с него рубашку, привязала его за руки к спинке стула и начала капать ему на грудь расплавленным воском горящей свечи. Затем его растерли кубиками льда и отстегали плеткой по голой спине", - пишет журналист Эндрю Хиггинс. Демлан сказал: "Это было ужасно дискомфортно".

Но именно "дискомфорта" искал уроженец Львова Леопольд фон Захер-Мазох - писатель, творивший в XIX веке. Его произведение "Венера в мехах" побудило венского психолога Рихарда фон Краффт-Эбинга ввести термин "мазохизм". Краффт-Эбинг считал это болезненной аномалией.

Наследие Захер-Мазоха - казалось бы, беспроигрышный способ привлечь иностранных туристов на Западную Украину, замечает автор.

"Но ассоциация с мазохизмом не очень-то радует блюстителей имиджа Львова как колыбели украинского национализма, города, который пережил мытарства в составе СССР, чтобы вернуть себе положение одного из великих, богатых на изобретения и самых пленительно-красивых городов Европы", - говорится в статье.

"Здесь люди считают Захер-Мазоха посмешищем, а не серьезным человеком", - сказал Петр Колодий, лидер местного отделения "Свободы". Эта суровая националистическая партия налагает запреты на атеистов и продвигает модель государственности, основанной на общности "по крови и духу", комментирует Эндрю Хиггинс.

Но среди львовской молодежи кафе "Мазох" популярно.

Официантка Саша Банкович засвидетельствовала, что в период потрясений на Украине спрос на порку среди клиентов не изменился: "В этом плане в нашей стране все совершенно стабильно".

Мэр Львова Андрей Садовый сказал, что ничего не имеет против Захер-Мазоха, но отметил, что историю Львова следует славить как единое целое, не зацикливаясь на писателе со специфическими вкусами.

Юрий Назурук, креативный директор фирмы, которая держит кафе "Мазох" и другие тематические рестораны, считает, что настороженное отношение к Захер-Мазоху - признак "трудного рождения Украины как страны". "За последние 100 лет во Львове много раз менялись власть, язык и культура, - поясняет он. - Чтобы общество могло обсуждать трудные темы, касающиеся морали, оно должно быть зрелым и уверенным в себе. Мы к этому пока только идем".

Захер-Мазох писал на немецком языке, которым в современном Львове почти никто не владеет.

Львовская исследовательница Галина Сварник, которая 20 лет ищет в архивах информацию о предках писателя, замечает: "О его происхождении столько легенд и мифов, что никто по-настоящему не знает, кто он был такой".

Некоторые ученые писали, что род Захер-Мазоха происходит от евреев, украинцев или испанских аристократов. Сварник, однако, говорит, что писатель был из семьи австрийских чиновников. Его дед занимался налоговой реформой и заведовал солеварней, отец был комиссаром полиции.

"Сварник отметила: если бы не семейная трагедия, то известное во всем мире явление называлось бы не "мазохизмом", а "захеризмом". Термин был бы не очень удачный, из-за ассоциаций с приторной сладостью торта "Захер", - говорится в статье. Когда Леопольду Захеру было два года, брат его матери скончался и дед попросил Захеров сохранить его фамилию Мазох, добавив ее к их фамилии.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru