Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
18 апреля 2006 г.

Квентин Пил | Financial Times

Изобретатель перестройки стремится к экологической чистоте планеты

Михаил Горбачев, бывший президент Советского Союза, который покончил с холодной войной и способствовал падению Берлинской стены, никогда не был человеком скромных амбиций.

Когда 21 год назад он стал советским лидером, для реструктуризации закосневшей государственной системы и коммунистической империи он придумал "перестройку", и через шесть лет его треснувшая по швам империя рухнула. За это во всем мире его превозносят, а в России многие ненавидят.

Сегодня Горбачев поставил новую задачу: изменить международное отношение к экологии, обеспечить чистую питьевую воду 1,2 млрд людей, уничтожить огромные запасы химического, биологического и ядерного оружия, оставшегося со времен холодной войны и найти альтернативные источники энергии, способные в конце концов заменить ядерную энергию и углеводороды.

Накануне 20-летия чернобыльской ядерной катастрофы он начинает двойную кампанию, призванную убедить ведущие правительства мира выделить минимум 50 млрд долларов на разработку возобновляемых источников энергии. Он хочет также получить более скромную сумму в 50 млн долларов от частного сектора для обеспечения медицинской помощи жертвам Чернобыля и предоставления воды и улучшения санитарных условия беднейшим жителям Земли.

Через месяц после 75-летия Горбачев снова находится в седле и обращается со своей экологической проповедью к аудиториям Америки, Азии и Европы. Он пытается добиться финансирования для неправительственной организации "Международный зеленый крест", председателем которой он является с 1993 года.

"Нам необходима переоценка ценностей, чтобы люди отказались от комплекса превосходства, снисходительного отношения, от идеи, что человек - царь природы, - говорит он. - Это заблуждение, которое необходимо преодолеть".

Его первая задача - убедить бизнес-сообщество, что финансирование экологических кампаний для доставки чистой воды и элементарных средств гигиены, так же как и выделение средств на поиски возобновляемых источников энергии отвечают их коммерческим интересам и являются проявлением социальной ответственности. Затем он хочет объединить гражданское общество, сподвигнув его на поддержку этой кампании, и убедить парламенты стран оказать давление на правительства, требуя больше денег на поддержку возобновляемых источников энергии.

"Чтобы начать осуществлять программу обеспечения безвредной чистой водой всех нуждающихся, потребуются миллионы, - говорит он, находясь в не слишком подходящих декорациях пляжного гольф-клуба во Флориде, где он выступает в рамках турне по США. - Мы хотим обратиться к деловым кругам, к главам компаний, которые могут изменить ситуацию и помочь "Зеленому кресту" в достижении цели".

Экологи могут обвинять большой бизнес в социальных и экологических проблемах, говорит он, но они должны осознавать, что частные корпорации - это часто единственные организации, которые могут предоставить финансирование для решения подобных проблем.

"Нет никакого смысла в демонизации мультинациональных компаний или выдвижении обвинений против большого бизнеса. Проблема не в бизнесе. Дело в состоянии экономики, которая отделена от социальных задач. Экономика отчуждена от общества. Она функционирует по своей собственной логике, логике максимизации прибыли, минимизации инвестиций и снижения, насколько это возможно, выплат по долговым обязательствам. И это происходит в глобальном масштабе без всякого внимания к проблемам экологии".

Чернобыльская авария, случившаяся на следующий год после его прихода к власти в качестве генерального секретаря компартии, не единственная причина страстного желания Горбачева защищать окружающую среду, но она стала самым драматичным символом всех экологических катастроф, которые замалчивались в Советском Союзе. "Все были застигнуты врасплох. Это была уникальная драма и настоящая трагедия".

Однако он не делает из этого вывода о необходимости полностью отказаться от ядерной энергии. "Даже если бы мы признали, что ядерная энергия - это "зло", нам пришлось бы признать неизбежность этого "зла": мы просто не можем существовать без него", - говорит он.

Горбачев обращается к парламентам всех стран "большой восьмерки", саммит которой состоится в июне в Санкт-Петербурге, причем основным приоритетом на обсуждении по инициативе Владимира Путина будет вопрос энергетической безопасности. Горбачев призывает парламенты лоббировать развитие возобновляемых источников энергии, а не просто обеспечивать надежность поставок нефти и газа.

Бывший советский лидер проявляет еще больше жара, говоря о водных ресурсах и сельском хозяйстве. В его экологической программе эти темы занимают особое место. Он признает, что никогда не терял своих деревенских корней выходца из Южной России. В сердце он все еще крестьянин.

"Это было моим первым университетом - мое сельское воспитание, - говорит он. - Невозможно себе представить более мудрого человека, чем крестьянин, потому что он должен знать, как обрабатывать землю, что сеять, что не сеять. Крестьянин очень зависим от природы".

Горбачев считает своей заслугой то, что он начал действительно открытое обсуждение проблемы загрязнения окружающей среды в России в 1980-х годах благодаря политике "гласности".

"Когда мы объявили гласность, люди почти в 100 городах страны восстали, требуя улучшения экологической обстановки, - говорит он. - Большинство из них были обеспокоены химическими производствами. В результате политбюро приняло решение прекратить производство на 1300 заводах".

Он считает, что людей в России беспокоят экологические проблемы - они обсуждаются как на улицах, так и в Думе. Он признает, что в России наблюдается подавление свободы прессы, особенно в регионах. Однако он не соглашается с международной критикой по поводу недемократичности Путина. "Проблема свободы прессы и снижения авторитарных тенденций в правительстве России - сложная проблема", - говорит он.

"Без свободы прессы общество не сможет осознать потенциал общественного мнения. Однако, когда людям так тяжело жить, когда многим нечего есть и не во что одеваться, для них демократия не столь важна, как для вас или для меня".

"Сейчас, когда Путин консолидирует страну, когда появилась какая-то власть, а Россия без власти существовать не может, вы его демонизируете. Дело в том, что популярность Путина очень велика и не перестает расти. Я хотел бы, чтобы наши западные друзья не забывали, что Россия совершает переход от тоталитарного общества и только строит демократические институты, - говорит он. - Ей предстоит пройти еще долгий путь, прежде чем можно будет назвать ее развитой демократией".

"Россия меняется. Но нашей стране нужно время и разумная политика, так что не надо нас торопить. Мы пойдем к демократии своим собственным путем. И у Китая будет своя демократия, отличная от американской. В Ираке никогда не будет американской демократии. Это будет другая демократия, основанная на менталитете и истории арабских стран, исламском менталитете и ценностях".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru