Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
18 августа 2016 г.

Скотт Петерсон | The Christian Science Monitor

За сотрудничеством России и Ирана по Сирии стоит более масштабная цель

По мнению журналиста Christian Science Monitor Скотта Петерсона, запуски российских стратегических бомбардировщиков из Ирана по целям в Сирии подчеркивают беспрецедентное военное сотрудничество между Исламской Республикой и зарубежной державой. "Кремль заявляет, что бомбардировщики "Ту-22М3" атаковали цели в так называемом "Исламском государстве" (запрещено в РФ. - Прим. ред.) и других группировках в Сирии, которые выступают против президента Башара аль-Асада, союзника как Москвы, так и Тегерана. Более тесное сотрудничество используется как для того, чтобы обстреливать оппонентов Асада - некоторых из которых поддерживают Соединенные Штаты - так и для того, чтобы послать четкий сигнал США на фоне приближения критического момента боев за разделенный надвое город Алеппо после пяти лет не приводящей к определенным результатам гражданской войны".

"Решение Ирана открыто допустить на свою территорию иностранные войска впервые с момента исламской революции 1979 года - и первые русские войска со времен Второй мировой войны - это доказательство его желания получить стратегические выгоды и обеспечить уверенность в том, что высокая цена его участия в сирийской войне (в том числе потеря более чем 400 бойцов Революционной гвардии и нескольких генералов) была заплачена не зря", - считает автор. Что касается России, то, по мнению журналиста, использование военно-воздушной базы в Иране подчеркивает ее расчет на то, что усиление военного вмешательства может помочь изменить расклад сил на поле боя в пользу Асада.

"Возможно, столь же значимо, что этот резонансный маневр позволяет обеим странам облегчить режим изоляции, навязанный США и Западом, на фоне распространения их влияния в регионе путем использования жесткой силы", - добавляет Петерсон.

"Это означает, что для Ирана очень важно, чтобы Асад остался у власти, - как и для иранских сторонников "жесткой линии", поскольку они допустили войска неверных на свою священную территорию", - рассказал Павел Фельгенгауэр, военный колумнист московской "Новой газеты".

"Иранские и российские стратегические задачи в Сирии кажутся гораздо ближе друг к другу, чем российские и американские стратегические задачи в Сирии", - говорит Фельгенгауэр, имея в виду более раннее соглашение США и России о поиске решения на основе переговоров.

Как сообщил высокопоставленный иранский чиновник, новая договоренность касается Сирии, но имеет и "стратегическое" значение и служит "предупреждением странам, поддерживающим террористов" - "непрямое указание на США и их союзников, которые хотят, чтобы Асад был отстранен от власти", говорится в публикации Christian Science Monitor.

"Ведущий иранский законотворец Алаэддин Боруджерди отметил, что российские самолеты только заправляются на базе и в Иране "в целом не базируются российские войска", - указывает Скотт Петерсон. - Вашингтон назвал этот шаг "неудачным" и заявил, что он "отодвигает нас дальше" от прекращения огня в масштабах страны и поддерживаемого ООН политического процесса в Женеве, включающего и Россию".

"Российское военное присутствие остро ощущается в Иране, где начиная с 1979 года революционная идеология противилась как американскому, так и советскому влиянию во времена холодной войны и категорически - по крайней мере на словах - протестует против иностранного вмешательства", - говорится в публикации.

"В среду спикер иранского парламента Али Лариджани напомнил законодателям, что конституция "запрещает" создавать иностранные военные базы и что Иран "не передал базу России в военном плане", - уточняет Скотт Петерсон.

По словам Лариджани, сотрудничество Ирана и России является следствием "террористического кризиса, созданного некоторыми странами-разрушителями в регионе и Америкой, поэтому мы считаем, что Россия нашла нужное средство для региона".

Как отмечает Петерсон, несмотря на то, что обе стороны принижают значение любых более масштабных региональных амбиций, другие полагают, что существует и более масштабная стратегия. "Этим дело может не ограничиться, и есть возможность расширения российской воздушной кампании на Ирак, - считает Фельгенгауэр. - Речь не о Сирии как таковой. Сирия важна, но этим дело не ограничивается: Россия хочет распространить свое влияние на весь регион, повсюду иметь свои базы, вытеснить американцев и стать доминирующей силой в регионе".



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru