Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
18 декабря 2006 г.

Йенс Хартманн | Bild

Каспаров: "Россия - полицейское государство!"

Гарри Каспаров рассказывает о том, что ему не дали сказать на ток-шоу Сабины Кристиансен. Интервью

- В прошлое воскресенье вас довольно грубо выкинули из ток-шоу Сабины Кристиансен. Скажите, вы уже получили объяснение?

- Нет, по крайней мере, ничего, что прозвучало бы убедительно. Подобная отмена приглашения - вещь экстраординарная. Ведь мы обо всем твердо договорились, а потом в пятницу вдруг мне сказали, что возникли какие-то технические проблемы, которые они не могут решить. Однако разве немецкое телевидение может в пятницу говорить о какой-то проблеме со спутниковой линией, если ток-шоу назначено только на воскресенье. Если бы что-то подобное случилось за две минуты до передачи, ладно, такое возможно. А так, все это кажется в высшей степени странным.

- Российский посол в Берлине Владимир Котенев был гостем ток-шоу. Это он воспрепятствовал вашему выступлению?

- Это довольно очевидно. Если посмотреть, кто присутствовал на передаче, то каждый поймет, что там не хотели услышать никаких критических голосов из России. С той же самой проблемой, с отменой приглашения, столкнулся не только я, но и журналист WDR Клаус Беднарц. Итак, я могу предположить, что все это связано с согласием российского посла Котенева принять участие в передаче. Для суда моих предположений недостаточно. Но для общественного мнения и здравого смысла случай, как мне кажется, однозначен. Поскольку нам, демократам, не дают слова в российских СМИ, тем важнее для нас быть услышанными на Западе. Отмена приглашения стала для нас шоком.

- Не означает ли это, что сейчас Кремль уже способен влиять на программу немецкой телекомпании?

- Это свидетельствует как минимум о том, что в некоторых западных государствах преобладает мнение, что Путина не нужно слишком явно критиковать. При Путине, говорят там, россиянам живется хорошо. И если кто-то его критикует, то он ведет себя безответственно. Диалог с Россией можно вести, только отказавшись от критики.

Это достаточно печально, ведь люди, думающие таким образом, приукрашивают реальность. В России в течение последних семи лет были ликвидированы практически все демократические институты и демократические основы.

- Какой должны видеть сегодняшнюю Россию немцы?

- Говорить о диктатуре, возможно, еще рано. Еще остаются некоторые свободы и кое-какие гражданские права. Россия, без всякого сомнения, является авторитарным обществом, полицейским государством, в котором государственная власть больше даже не пытается соблюдать собственные законы. Закон и право служат лишь для того, чтобы помогать государственной власти в решении ее проблем. И если закон мешает, его игнорируют.

- Журналистка Анна Политковская была застрелена у своего дома в Москве, бывшего шпиона Александра Литвиненко отравили в Лондоне полонием. Оба они были непримиримыми противниками Кремля. О чем свидетельствуют эти убийства?

- В какой-то степени они свидетельствуют о положении дел в Кремле. Государственная власть больше не едина. Внутри Кремля имеется множество фракций, которые борются за власть. То же самое в спецслужбах. Собственно, сейчас уже нельзя использовать такие понятия, как "Кремль" или "КГБ". Данные институты расколоты. В подтверждение этому легче всего назвать шестерых, кто не отказался бы стать преемником Путина: первый вице-премьер Дмитрий Медведев, министр обороны Сергей Иванов, глава нижней палаты Госдумы Борис Грызлов, глава верхней палаты Сергей Миронов, президент "Российских железных дорог" Владимир Якунин и губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Есть и еще кое-кто, кого можно было бы назвать в этом ряду.

- Вы входите в движение "Другая Россия". Хотите ли вы сами стать президентом?

- Я хочу, чтобы победила наша политическая линия. Я вообще не уверен, что я был бы лучшим кандидатом от оппозиции. Но гораздо более важным, чем кадровый вопрос, является наша сплоченность и объединение вокруг программы демократического развития.

- Боитесь ли вы за свою жизнь?

- Честно говоря, иногда меня одолевают страхи. Тем не менее, я надеюсь, что до крайней ситуации дело не дойдет. У меня есть личная охрана, думаю, что я защищен от покушения вроде того, при котором была убита Анна Политковская. Однако против таких атак, как на Литвиненко, который был отравлен, или на нефтяного магната Михаила Ходорковского, который находится в заключении в сибирской колонии, действенной защиты не существует.

- Что вы ожидаете от федерального канцлера Ангелы Меркель, к которой в будущем году переходит председательство в ЕС и в "большой восьмерке"?

- Она должна сказать, что в России хорошо, а что - плохо. Если нарушаются права человека, то она должна об этом говорить. Ведь Запад не молчал о положении в Советском Союзе, и он не называет китайских коммунистов демократами. Вести дела с Россией - это, конечно, хорошо и разумно. Я против любых призывов к бойкоту. Но если кто-то, как бывший федеральный канцлер Герхард Шредер, называет Путина "истинным демократом", то он ослабляет усилия оппозиции в России.

- Следует ли исключить Россию из "большой восьмерки"?

- Конечно, это не вопрос. России там делать нечего. Россия не входит в число крупных демократических промышленно развитых государств. Россия ни в экономическом, ни в демократическом плане еще не дозрела до этого членства. Но не поймите меня превратно. Я хочу, чтобы моя страна интегрировалась в мировое сообщество. Но для этого мы должны решить наши внутренние задачи и соблюдать наши собственные законы.

Источник: Bild


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru