Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
18 декабря 2006 г.

В среду это случится снова: сотрудники и ветераны российских спецслужб будут отмечать "День чекиста". Владимир Путин будет хвалить "своих" за то, что они стоят на страже традиций органов государственной безопасности. Поскольку их служба, как сказал президент, предъявляет высокие человеческие и моральные требования, а также требует патриотизма, чести и верности. А будет ли говорить бывший полковник КГБ об Александре Литвиненко, предателе, очернившем ФСБ (так теперь называется контора из трех букв), обвинившем ее сотрудников в подрыве домов в Москве и умершем три недели назад в Лондоне от отравления радиоактивным полонием?

Однако генералы и офицеры вряд ли дадут себе испортить праздник упоминанием о деле Литвиненко. Поскольку у чекистов - как продолжают именовать себя сотрудники ФСБ еще со времен созданного Лениным аппарата террора, ЧК, есть повод для хорошего настроения. Из их рядов вышел не только сам президент, но и все политическое руководство страны. Министр обороны Сергей Иванов - генерал спецслужб, впрочем, как и Виктор Иванов, второй человек в президентской администрации. Игорь Сечин, замглавы кремлевской администрации, тоже раньше работал в КГБ. Даже традиционно ненавистное министерство внутренних дел, и то находится в руках ФСБ.

Андропов как легенда

Уже семь лет назад на праздновании "Дня чекиста" Путин дал ясно понять, каким он видит будущее страны. По его распоряжению на главном здании ФСБ на Лубянке в память о Юрии Андропове была размещена мемориальная доска. Этот советский генерал КГБ стал генеральным секретарем коммунистической партии и управлял недолгое время страной. Андропов для сотрудников ФСБ - легенда. Если бы у него было больше времени, считают они, он предотвратил бы распад СССР.

В стране, погрязшей в хаосе, Путин, став президентом, изначально сделал ставку на личные резервы, которым он доверял: спецслужбы и военные. Если во времена Бориса Ельца карьеру в политике могли сделать врачи, историки, парапсихологи и артисты цирка, то теперь это могут сделать только люди в мундире. Путинские надсмотрщики в регионах создали аппараты, 70% сотрудников которых - выходцы из спецслужб или вооруженных сил. Эти люди заняли и министерские кресла, даже в секторе экономики. Там они и дальше продолжают оставаться "офицерами запаса". Вскоре сотрудники спецслужб и военные стали составлять четверть от общего числа ведущих политиков.

Странные пробелы в биографии

Но это только официальные данные. Московский социолог Ольга Крыштановская детально изучила биографии почти тысячи ведущих российских политиков, руководителей отделов в Кремле, министров, депутатов обеих палат парламента, руководителей федеральных ведомств и глав регионов. Она обнаружила странные пробелы в биографии, длительные необъяснимые пребывания за границей, неожиданный карьерный рост - обстоятельства, присущие карьере сотрудников спецслужб. На самом деле, как выяснила руководитель Московского центра изучения элиты, около 78% политической элиты - выходцы из кругов чекистов или военных. Другими словами, четверо из пяти ведущих политиков были связаны в прошлом или имеют отношение к спецслужбам в настоящем.

Если кто-то в первый срок президентства Путина еще верил в то, что тот поддерживает баланс между чекистами и "либералами", то сегодня совершенно очевидно: спецслужбы полностью сосредоточили власть в своих руках. Уже давно люди Путина расширили зону своего влияния и на экономику. Во время развала ЮКОСа ФСБ была на передовой, старослужащие КГБ обеспечили арест нефтяного миллиардера Михаила Ходорковского, который сидит сейчас в одном из сибирских лагерей. Игорь Сечин, серый кардинал Кремля, позаботился о том, чтобы ядро концерна перешло к государственной нефтяной компании "Роснефть", главой совета директоров которой он является. Путин поставил своих людей во главе пары десятков государственных концернов. Несколько дней назад он поставил Валерия Голубева, бывшего сотрудника КГБ, на пост заместителя председателя правления "Газпрома". Командные посты в нефтегазовой отрасли, а также в оборонном бизнесе отданы чекистам.

Свобода как угроза

Они считают себя братством, миссией которого является спасения России. Они ставят себе в заслугу то, что именно они остановили хаос ельциновской эпохи и освободили Россию от власти олигархов. Нельзя сказать, что они совершенно не правы. Многие русские воспринимали свободу и распущенность при Михаиле Горбачеве и Борисе Ельцине как угрозу. С приходом к власти чекистов Россия снова обрела традиционную для себя форму правления, когда все решает центр, а для демократии нет места.

В отличие от Германии или других стран Центральной Восточной Европы, где по окончании правления коммунистов общество пыталось держать сотрудников спецслужб подальше от ведущих государственных постов, в России не было запрета на КГБ. Насколько сильна привязанность к старым традициям, несколько дней назад продемонстрировал российский посол в Берлине Владимир Котенев во время церемонии прощания с умершим главой внешней разведки ГДР Маркусом Вольфом. Он предостерег от того, чтобы делать из "одного из самых лучших сыновей Германии" темную лошадку. "Только те, у кого чистое сердце, уходят из жизни так, как он", - сказал Котенев, подчеркнув то, что Вольф ушел из жизни во сне.

От старой картины мира многое осталось

Однако несмотря ни на что, Комитет госбезопасности, расколотый при Ельцине, не воскрес в своей первозданной форме. Сегодняшние чекисты изменились. Многие из них работали в тяжелые 1990-е годы на "олигархов" или, как Путин, на "демократов". Они научились ценить преимущества капитализма. Веру в коммунизм они заменили признанием православия и российским национализмом.

Однако от старой картины мира многое осталось. Она и оказывает влияние на политическую обстановку в России. В своем стремлении к всеобщему контролю чекисты управляют парламентом, СМИ, неправительственными организациями, заранее решают исход выборов. И, повинуясь профессиональному зуду, ищут себе врагов, которых нужно побеждать. И находят их как внутри страны - ученые или экологи вмиг становятся шпионами, - так и за ее пределами. Тут и прибалты, которые притесняют русских в языковом плане, поляки, которые присылают тухлое мясо, тут и грузины, которые подделывают вино, - все они приспешники американцев. Сегодня Россия снова окружена врагами, которые хотят ее ослабить. А сила - это главный аргумент тех, кто в униформе. Их кредо: только тогда, когда Россия сильна, мир ее боится. Этого уже почти удалось добиться.

Той ударной силы, что была у аппарата КГБ, который к концу Советского Союза насчитывал почти 3 млн сотрудников, у ФСБ, скорее всего, нет. Зато политическое влияние ФСБ заметно больше. КГБ был "щитом и мечом" коммунистической партии и политбюро, а ЦК держал его в узде. "Этого тормоза сегодня больше нет, - говорит Ольга Крыштановская. - Сегодня в руках спецслужб сосредоточены все рычаги власти".

В России больше не существует оппозиции. Следовательно, после ухода Путина спецслужбы все равно останутся у руля. Мечта Запада стала реальностью: в Россию вернулась стабильность.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru