Архив
Поиск
Press digest
5 декабря 2019 г.
18 декабря 2006 г.

Серж Шмеман | The New York Times

Руководство для тех, кто строит домыслы о происходящем в путинской России

Страшное убийство в Лондоне Александра Литвиненко при помощи радиоактивного вещества породило одну из самых больших загадок нашего времени. Странное превращение советского агента в мусульманского правозащитника в изгнании выходит далеко за рамки того, на что осмелился бы Ле Карре, а остальная часть сюжета безнадежно темна. Как находят все эти следы полония-210? Кто все эти российские "бизнесмены" - термин, похоже, охватывает всех, от министра до некоторых самых богатых воров на земле?

Конечно, отсутствие внятных фактов не препятствует появлению домыслов. Ровно наоборот, как я узнал на недавнем ужине, где гостей поочередно спрашивали о версиях, которым они отдают предпочтение. Неудивительно, что Владимир Путин был центральной фигурой в каждой из них - преступником, жертвой или болваном. На Западе акции российского президента упали так низко, что людям ничего не стоит обвинить его как минимум в создании атмосферы, в которой политическое убийство - это обычное дело. Более того, на смертном одре Литвиненко прямо указал на Путина, хотя и не рассказал о подробностях и мотивах.

В России, где рейтинг популярности Путина составляет 70% и, с точки зрения прирученных СМИ, он не может сделать что-нибудь не так, президента чаще изображают как жертву темных сил (Бориса Березовского? ЦРУ? Российских либералов? Российских ксенофобов?), которые не остановятся ни перед чем, чтобы выставить его в дурном свете. Некоторые унылые люди говорят, что Путин, возможно, не имеет никакого отношения к этой истории.

Литвиненко, в конце концов, перешел в ислам незадолго до смерти, и как насчет итальянца, который смотрел, как он ест суши? Все это напоминает прекрасный советский анекдот про трех людей, которые рассказывают друг другу, как они оказались в лагере. "Я здесь, потому что был против Бухарина". - "Я здесь, потому что был за Бухарина". - "Я здесь, потому что я Бухарин". Просто замените Бухарина на Путина.

Мы можем никогда не узнать, кто и почему убил Литвиненко. Но это не означает, что убийству не принадлежит важная роль в кремлевской политике. Да, в Кремле есть политика, порочная политика. Просто она приняла форму, которую Уинстон Черчилль описал как борьбу бульдогов под ковром. "Зритель слышит только рычание, а когда он видит, как из-под ковра вылетают кости, ясно, кто победил". В отличие от скептичного Запада, люди, окружающие Путина, верят - и во многих случаях боятся, - что Владимир Владимирович всерьез говорит об уходе, когда в 2008 году закончится его второй срок. Престолонаследие традиционно очень спорное и часто кровавое дело в России, так что ковер уже зашевелился.

Да, преемника Путина изберут на выборах (даже если окажется, что это будет сам Путин). Но вот здесь кончается подобие демократии. Старую либеральную оппозицию вытеснили на обочину, а большинство активных политических партий в Думе - это не более чем временные союзники с названиями вроде "Единая Россия", "Отечество - вся Россия" и "Справедливая Россия". Реальные обладатели власти, люди из окружения Путина, - это обычно призрачные фигуры. Вы когда-нибудь слышали такие фамилии, как Медведев, Иванов, еще один Иванов, Сечин, Сурков, Собянин или Миронов? (Если будете задавать их в Google, посмотрите, сколько их из родного города Путина, Ленинграда/Петербурга или его альма-матер КГБ).

Это не означает, что Путин или кто-то из его окружения каким-то образом связаны со смертью Литвиненко. Хотя Путин не продемонстрировал большого сожаления по поводу череды политических убийств при его правлении и продемонстрировал еще меньше решимости прекратить их, он действительно ничего не выигрывал от такого мелодраматического преступления. Главная тема его правления - это создание атмосферы ответственности и порядка - пусть не в том смысле, в каком это понимает Запад, - и в его распоряжении множество более легких способов устранения противников. Посмотрите на суд над Михаилом Ходорковским из ЮКОСА или добровольное изгнание двух других олигархов, Березовского и Владимира Гусинского.

Пока Путин силен, люди из его окружения будут казаться абсолютно лояльными. Но под ковром уже достали ножи. Пока в интересах Путина не ввязываться в драку. Как только он назовет наследника, он покойник - извините, банкрот. Тем временем, после убийства бывшего агента КГБ, ставшего перебежчиком и обличителем, множество очень влиятельных и очень богатых людей неизбежно начнут думать о том, как это использовать. Кого можно выставить в дурном свете? Можно ли убедить Владимира Владимировича, что ему не время уходить, лишая многих из нас такой уникальной кормушки? Смотрите на ковер.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru