Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
18 января 2006 г.

Бушан Бахри | The Wall Street Journal

Нефть идет вверх на фоне геополитических страхов

Противостояние Ирана с Западом может раскачивать мировые рынки на протяжении наступившего года

Вспышка долго сдерживаемой напряженности между Ираном и Западом и беспорядки в Нигерии вчера подняли цены на нефть выше 66 долларов за баррель. Весьма вероятно, что геополитические страхи будут раскачивать нефтяные рынки на протяжении большей части 2006 года.

В этом году цены уже выросли на 8,6% в условиях высокого спроса и нехватки дополнительных мощностей для добычи нефти. Но аналитики говорят, что интенсификация дипломатической войны между Ираном, с одной стороны, и США, Британией, Францией и Германией - с другой, а также беспорядки в Нигерии, где из-за атак боевиков сократилось производство, усилили всплеск.

Иран, учитывая возможность того, что дипломатическая война из-за его ядерной программы приведет к международным санкциям, начал разыгрывать нефтяную карту. "Любые санкции, которые Запад введет против Ирана, дестабилизировав политическую и экономическую обстановку в стране, поднимут цены на нефть выше уровня, на который рассчитывает Запад", - предупредил в выходные министр экономики Ирана Дауд Данеш-Джафари в англоязычной газете Tehran Times.

Сенатор Джон Маккейн, республиканец из Аризоны, выступая в воскресенье в программе телеканала CBS Face the Nation, заявил, что "мы должны обратиться в ООН, добиваясь санкций". Он добавил: "Если цены на нефть вырастут, то нам придется с этим жить".

По мнению нефтяных аналитиков, подобные высказывания будут дестабилизировать нефтяные рынки неделями и месяцами. "Даже если нефтяные санкции не введут, война слов вокруг нефти продолжится", - заявила Вера де Ладучетт, парижский аналитик Кембриджской ассоциации энергетических исследований.

Вчера на Нью-Йоркской товарной бирже нефть выросла до 66,31 доллара за баррель, превысив сентябрьский рекорд на 2,39 доллара, или 3,7%. Возможно, она побьет и рекорд в 69,81 доллара за баррель, установленный 30 августа, после того как ураган "Катрина" обрушился на американские нефтяные объекты в Мексиканском заливе.

Ирану принадлежит более 10% мировых запасов нефти, и он является вторым по величине (после Саудовской Аравии) производителем, входящим в ОПЕК. Из-за ограниченности глобальных поставок другие производители могут компенсировать в лучшем случае половину иранской добычи в 4 млн баррелей в день в случае срыва нефтяного экспорта из этой страны. Следовательно, игроки нефтяного рынка будут пристально следить за эскалацией конфликта.

США, Британия, Франция и Германия оказывают давление на Иран, добиваясь от него отказа от стремления производить ядерное топливо, пригодное и для электростанций, и для оружия, в ходе дипломатической драмы, которая может пролиться не один месяц. Иран утверждает, что его программа носит исключительно мирный характер. Но он скрывал свои усилия более двух десятилетий, вызвав подозрения, что на самом деле он производит оружие.

Ожидается, что на февральском совещании МАГАТЭ США и Европа попросят эту международную организацию передать дело Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Должна ли ООН вводить санкции, и если да, то какие, станет темой непростых переговоров, результат которых должен устроить, в частности, Россию и Китай. У обеих стран есть экономические интересы в Иране и право вето в СБ ООН. В надежде заручиться их поддержкой американские и европейские дипломаты заверили Москву и Пекин, что давление будет усиливаться постепенно, а немедленное введение экономических санкций не планируется.

По оценке аналитика лондонского банка Calyon Corporate & Investment Bank Майкла Уиитнера, "кризис продлится как минимум полгода, пока нефтяные санкции станут реальной возможностью".

Иран никогда не использовал нефтяной экспорт как политическое оружие, хотя его политические проблемы нередко ставили под угрозу неустойчивое равновесие на мировых рынках, а иногда и нарушали его. На пике, пришедшемся на 1970-е годы, Иран добывал более 6 млн баррелей нефти в день, но производство упало после революции 1979 года и восьмилетней войны с Ираком, поскольку страны атаковали нефтяные объекты и транспорты друг друга в Персидском заливе. Попытки Ирана реанимировать свои месторождения, на многих из которых отмечается спад добычи, тормозит отсутствие внутреннего консенсуса по поводу привлечения иностранных нефтяных компаний и американские санкции, ограничивающие инвестиции в Иран.

Уже десятилетие, как иранская добыча застыла на уровне примерно 4 млн баррелей в день при том, что внутреннее потребление выросло и для экспорта остается меньше. По оценкам, иранский экспорт составляет около 2,5 млн баррелей в день, то есть почти 3% мирового спроса. В настоящее время общемировое потребление - около 85 млн баррелей ежедневно.

Полагают, что Иран не прекратит экспорт, хотя может прибегать к сильной риторике. Но данным Госдепартамента США, на долю нефтяного экспорта приходится 90% экспортных доходов Ирана и половина государственного бюджета. Но если столкновения с Западом обострятся, Иран может грозить срывом поставок, осуществляемых из Персидского залива через Ормузский пролив - важный транспортный узел, через который идет нефть из Саудовской Аравии, Кувейта и Ирака.

Лео Дроллас, заместитель директора лондонского Центра глобальных энергетических исследований, полагает, что, за вычетом Ирана и разрушенного войной Ирака, дополнительные мировые мощности по добыче составляют всего 2 млн баррелей в день. Почти вся эта нефть поступает из Саудовской Аравии. Но полное прекращение иранских поставок - это "наихудший сценарий", сказал Дроллас, добавив: "Это лишь самое начало эскалации спора".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru