Архив
Поиск
Press digest
18 апреля 2019 г.
18 марта 2004 г.

Ричард Бистон | The Times

Секретные документы показывают, что Саддам обманывал себя до самого конца

Предупреждения игнорировались из-за искаженного представления о внешнем мире

Саддам Хусейн не верил во вторжение коалиции под командованием США, а уже после начала военных действий считал, что Багдад выигрывает войну и при посредничестве Франции и России может договориться об урегулировании.

Из секретных документов, ставших доступными The Times, явствует, что бывший иракский режим не рассматривал сценарий поражения и продолжал функционировать как прежде под непосредственным руководством Саддама, даже когда американские танки приближались к Багдаду.

О неудачах западных разведок сказано много, но, похоже, высокопоставленные чиновники, дипломаты и шпионы Саддама давали ему настолько искаженную картину внешнего мира, что предупреждения игнорировались, а способность Франции и России предотвратить конфликт приобрела мифические масштабы.

Ни в одном письме и меморандуме из архивов, попавших в распоряжение послевоенных властей, не допускается, что режим может быть низложен британскими и американскими войсками, которые вошли в Багдад через три недели боев.

По распоряжению Саддама, глава президентской администрации генерал-лейтенант Абед Хамид Хамуд приказал министру иностранных дел Наджи Сабри связаться с правительствами Франции и России и проинформировать их о том, что Ирак согласится только на "безусловный вывод" американских войск.

"Скажите им, что Ирак побеждает, а американцы увязли в грязи поражения, - говорится в письме, написанном 30 марта, через 10 дней после начала войны и менее чем за две недели до того, как американские танки вошли в столицу. - Если они останутся дольше, их потери в живой силе и технике возрастут. Бремя будет становиться все тяжелее, они будут увеличивать возмущение во всем мире и снижать свой статус".

Письмо было ответом на полученное накануне сообщение Сабри, который встречался с российским послом в Багдаде и докладывал, что, по мнению Москвы, "у американской агрессии нет будущего".

"Конфликт может продолжаться несколько месяцев, год или два, - цитируется в сообщении высказывание российского посла. - Он принесет огромные разрушения. Он будет похож на советское вторжение в Афганистан".

Затем Сабри предсказал, что поддержка Америки дома и во всем мире будет уменьшаться, а Тони Блэр потеряет популярность, и выразил надежду на то, что Россия усилит противодействие войне и получит поддержку Франции и других стран.

Саддам наложил собственноручную резолюцию на этот отчет, дав МИДу инструкцию развивать успех нового дипломатического наступления на Париж и Москву. Некоторые донесения разведки, отправленные в Багдад, отчасти объясняют, почему анализ был так неточен. Рисунок, сделанный неумелой рукой офицера разведки в иракском посольстве в Дамаске и отправленный 22 марта, через два дня после начала войны, схематически изображает 20 тыс. израильских военнослужащих с ракетами "земля - воздух" Patriot, развернутых в пустыне на западе Ирака.

Из документов видно, что главное влияние на образ мыслей иракских лидеров оказывал Аббас Кунфит, бывший посол Ирака в Москве. Он регулярно присылал шифрованные каблограммы, цитируя высказывания российских дипломатов и разведчиков, предположительно из службы внешней разведки (СВР) и военной разведки (ГРУ). Российские контакты продолжались во время войны, от россиян иракские функционеры получили совет не пользоваться спутниковыми телефонами Thuraya, местоположение которых система глобального позиционирования способна засечь с точностью до 10 метров.

"Мы встречались с нашими друзьями (офицерами разведки), - писал посол 4 октября 2002 года. - Друзья сообщили нам, что президент Путин дает министерству иностранных дел очень четкие инструкции относительно Ирака. Друзья информировали нас, что Россия выступает против любых атак на Ирак. Она не позволит принять резолюцию, которая давала бы возможность применить силу против Ирака".

Кое-какие предупреждения Багдад, однако, получал. Бывший глава российской разведки и ведущий арабист Евгений Примаков в ноябре сообщил иракцам, что "Буш полон решимости начать крупномасштабную военную операцию против Ирака".

В том же ноябре король Иордании Абдулла прислал аналогичное предупреждение Путину, но иракский посол не принял это предупреждение во внимание, высказав предположение, что иорданский монарх просто хочет казаться более значительным.

К началу прошлого года ошибиться было уже невозможно. Когда в январе новый иракский посол вручал верительные грамоты президенту Турции, он сообщил, что глава государства предупредил его о том, что Багдад не должен давать Вашингтону повода к войне, поскольку США атакуют вне зависимости от того, получат ли они одобрение ООН.

Даже накануне войны Саддам отрицал очевидное. В меморандуме от 17 марта, за три дня до начала военных действий, он отверг предложение Амра Мусы, генерального секретаря Лиги арабских государств, о посредничестве, сказав, что в этой миссии нет необходимости.

Что было сказано.

"Я хочу, чтобы вы отправили сильное письмо во Францию и Германию и объявили, что мы побеждаем". Рукописная записка Саддама Хусейна министру иностранных дел Наджи Сабри.

"Из заслуживающих доверия иорданских источников мы узнали, что 20 тыс. израильских военнослужащих в американской форме заняли позиции в треугольнике в западном Ираке". Офицер иракской разведки в Дамаске.

"Сообщите всем нашим посольствам, что нам не нужны продовольствие и медикаменты, нам нужны федаины". Таха Яссин Рамадан, бывший вице-президент Ирака.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru