Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
18 марта 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Интервью. Тоби Гати об американо-российских отношениях

Тоби Тристер Гати, советник по международным проблемам вашингтонской юридической фирмы Akin, Gump, Strauss, Hauer & Feld LLP, находится в Москве и беседует с Питером Лавеллем об американо-российских отношениях. В администрации Клинтона она была советником по России, Украине и Евразии в Национальном совете безопасности в Белом доме и помогала вырабатывать политику США по отношению к России. С ноября 1993-го по май 1997 года Гати была помощником госсекретаря США по разведке и анализу. Интервью состоялось после переизбрания президента Владимира Путина.

Лавелль: Всего через несколько часов после того, как Путина объявили победителем президентских выборов 14 марта, госсекретарь США Колин Пауэлл и советник по национальной безопасности Кондолиза Райс сделали все возможное, чтобы показать, что американо-российские отношения прочны, но не безоблачны. Пауэлл и Райс высказались по поводу выборов, которые многие считают далеко не демократичными, и проблем, связанных с контролем Кремля над российскими СМИ. Не возвращаемся ли мы к знакомой формуле поучений России по поводу ее внутренних дел, по умолчанию ставя двусторонние отношения в зависимость от ее поведения?

Гати: Похоже, Америка знает только два способа обращения с Россией: говорить России, что ей делать, или игнорировать ее. Оба они нездоровые. Администрация Буша три года утверждала, что происходящее в России не имеет значения, а теперь обнаружила, что имеет. Может быть, потому, что администрация считает лучшим способом борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке построение демократии для миллиардов арабов. Был ли Клинтон прав, уделяя такое большое внимание развитию России?

Страна, которая хочет быть членом "Большой восьмерки", должна понимать, что ее не "поучают", когда зарубежные лидеры критикуют то, что происходит в стране, будь это проведение выборов или ограничения свободы прессы. Ловите Путина на слове - он говорит, что хочет создать более свободную и процветающую Россию, - и скажите, в чем его ошибки. Иначе наше "стратегическое партнерство" с Россией примет ту же форму, что и с Узбекистаном. Я считаю, что Россия заслуживает большего, она заслуживает того, чтобы к ней относились серьезно, а для члена "Восьмерки" нет ничего более серьезного, чем приверженность нормам демократии.

Важно помнить, что СССР представлял угрозу не только из-за ракет и бомб, но и из-за тоталитарной идеологии. Когда меняется режим, меняется и наше представление об угрозе.

- Как изменится внешняя политика России после возвращения Путина к власти и как эта политика скажется на американо-российских отношениях?

- Россия еще ищет свое место в мире и определяет свои национальные интересы. Я не рассчитываю, что они по всем пунктам совпадут с национальными интересами США, но полагаю, нам не стоит беспокоиться, что в ближайшем будущем Россия станет конкурентом США на мировой арене. Наибольшие разногласия будут связаны с государствами бывшего СССР. Американское присутствие впервые возникло в этом регионе, хотя трудно сказать, долго ли оно продлится и каких масштабов достигнет.

У России в этом регионе есть реальные экономические и политические интересы, хотя неясно, как Россия будет использовать экономические связи для влияния на политические события. Так что правил игры мало, и обе страны чувствуют, что каждая из них попытается извлечь выгоду из ситуации. Между тем сами государства этого региона слабы и нестабильны, там могут происходить грандиозные перемены за короткий промежуток времени (Грузия), они могут подчиниться прихотям абсолютного властителя (Туркменистан).

- В последнее время западные СМИ изображают путинский Кремль как очень жесткий. Не отстает ли американская администрация в популярном сегодня осуждении режима Путина?

- В задачи любой администрации не входит следование политическому курсу, выработанному журналистами, пишущими о России. Задача администрации проводить по отношению к России реалистичную политику, которая соответствует американским ценностям и американским национальным интересам. Президент Буш прошлой осенью расхвалил Путина, и невозможно избавиться от ощущения, что нынешняя критика является попыткой внести некоторые коррективы. Но эта критика будет малоэффективной, если Россия воспримет ее как попытку сформировать программу президента к предстоящим выборам.

- В России популярна точка зрения, что она мало получила в награду за решение Путина присоединиться к США в войне против мирового терроризма после терактов 11 сентября. Многие здесь считают, что Россию игнорируют и поучают, когда она преследует свои национальные интересы.

- Через два с половиной года после 11 сентября "считаться", наверное, уже непродуктивно. Война в Афганистане стала для России несомненным плюсом, и продолжающееся сотрудничество по проблеме терроризма свидетельствует о том, что, по мнению России, это сотрудничество служит ее национальным интересам. Наверное, по поводу Ирака многие в России думают "мы вам говорили". Если вы имеете в виду, что Россия не получила отмену поправки Джексона-Вэника (американского закона, отказывающего России и некоторым другим странам в праве на нормальные торговые отношения), вы, возможно, правы, хотя практическое влияние отмены поправки было бы почти нулевым.

Я помню, как радовало Россию в начале 1990-х годов то, что ее считают союзником и партнером США. Они почему-то не поняли, что Америка всегда уделяет врагам больше внимания, чем друзьям, спросите об этом у европейцев. Нынешняя администрация, может быть, ухудшила ситуацию, породив в России надежды после 11 сентября. Плохо и то, что энергетическое партнерство развивается недостаточно быстро, чтобы обе стороны были довольны. Это перспективная сфера сотрудничества, но крупные проекты, как и реформа "Газпрома", пока находятся в стадии обсуждения.

- В какой мере конфликт в Чечне вредит двусторонним отношениям? Какие еще недостатки российской внутренней политики создают напряженность в двусторонних отношениях? Правилен ли данный в недавнем докладе ЦРУ прогноз, что отношения администрации Путина с Западом и США на протяжении второго срока ухудшатся?

- Конфликт в Чечне иногда называют препятствием для улучшения отношений, а иногда игнорируют. Проблема в том, что хорошего решения нет, а в Чечне растет новое поколение чеченцев, умеющих только воевать. Несомненно, надо искать политическое решение - США правы, - но с кем? В своей реакции на терроризм американцы и россияне больше похожи друг на друга, чем на испанцев. Наша первая реакция - сплотиться вокруг лидера.

Беспокойство вызывает также распространение оружия массового уничтожения, хотя мне кажется, что сегодня наши позиции по этому вопросу ближе, чем при Клинтоне. Я надеюсь, что неспособность найти запрещенное оружие в Ираке не подорвет доверие к США в следующий раз, когда мы обратимся к России за поддержкой. Америке следует обеспокоиться тем, что другие страны могут усвоить ее доктрину превентивного удара, если это произойдет, мир станет гораздо опаснее, и часть ответственности будет лежать на нас.

- Полагают, что Путин продолжит заигрывания с США и Западом по таким вопросам, как война против терроризма, но при этом будет проводить внешнюю политику, когда-то предложенную бывшим министром иностранных дел Евгением Примаковым и получившую название многополярности, что подразумевает укрепление отношений с Индией и Китаем. Если дело обстоит так, то как это скажется на американо-российских отношениях?

- Президент Путин не случайно назначил премьер-министром и министром иностранных дел людей, которые жили и работали в Европе и США. Новый министр иностранных дел Сергей Лавров - опытный дипломат, и у него не будет иллюзий по поводу способности России изменить мировой ландшафт, равно как и по поводу заинтересованности Индии и Китая в хороших отношениях с США. Не стоит строить внешнюю политику страны на иллюзиях.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru