Архив
Поиск
Press digest
19 февраля 2020 г.
18 марта 2008 г.

Роджер Коэн | The New York Times

Китайский брат Обамы

И вот пару недель назад сижу я под манговым деревом в Западной Кении, а сводная сестра сенатора Барака Обамы Аума и говорит мне:

"Отец моей дочери - британец. Брат моей матери женился на русской. Мой брат - в Китае, он помолвлен с китаянкой".

Насколько я понимаю, сводный брат, живущий в Китае, это Марк. Он сын отца Обамы и американки по имени Рут, которую Обама-старший встретил в 1960-е годы в Гарварде и привез в Кению.

Это было уже после того, как распался его брак с матерью Обамы на Гавайях. Еще один сын от брака с Рут, Дэвид, разбился на мотоцикле. В целом, у Обамы-старшего было восемь детей от четырех женщин.

Я задумался об этом, потому что о семье Обамы написано очень мало. Как сказала Аума, она не совсем обычная из-за смешения континентов, религий и цветов кожи. Но семья из рекламы Benetton не так уже необычна, как может показаться. Настало время глобализированных, раскидистых семей. Переводы заставляют мир вращаться.

Следует написать больше, потому что, если Обама станет кандидатом от демократов, вы понимаете, что республиканский бомбардировщик - с помощью инсинуаций и прочих средств - пройдется по его личности, как это случилось с сенатором Джоном Керри в 2004 году.

Разница в том, что Обама гораздо увереннее и последовательнее Керри знает, кто он такой. Его личность, как и у многих американцев, формировалась в меняющемся мире. На этом пути ему помог его радикальный чикагский пастор. Теперь Обама его перерос. Здесь я не вижу никаких проблем.

Но вы уже, наверное, видели заголовки: "У Обамы брат в Китае!" Наверное, слышали пересуды о его полигамном отце.

Странно, что так мало было написано о его семье, ведь сам Обама посвятил потрясающую книгу "Мечты моего отца" (Dreams From My Father) своим поискам с целью заполнить пустующее место отсутствующего Отца.

Аума сказала мне: "Он пытался разобраться в том, кто он такой. Ему нужно было быть цельным человеком, чтобы делать то, что он делает сейчас. Он пошел правильным путем. Большого куска его жизни не хватало. Это хорошо, что он знает, что у него здесь есть корни".

Об этих корнях стало известно во время первой поездки Обамы в Кению двадцать лет назад. Тогда, рассказывает он в своих мемуарах, он встретился с Рут в Найроби. Она описана как "белая женщина с длинной челюстью и седеющими волосами".

Но кто такая эта Рут, которая развелась с отцом Обамы, вышла снова замуж и дала фамилию своего второго мужа своим двум сыновьям от Обамы-старшего? В книге она не слишком тактично говорит Бараку Обаме: "Твоя же мать снова вышла замуж. Не понимаю, зачем она оставила тебе эту фамилию?"

О сыне Рут, сводном брате Обамы, Марке, том, который в Китае, написано, что он изучал физику в Стэнфорде в 1980-х. "То, что изучает Марк, настолько сложно, что только горстка людей это понимает", - восторженно говорит Рут.

Но Марк, "чернокожий мужчина моего роста и комплекции", говорит Обаме, что его работа - легче легкого. Он не слишком интересуется их общим отцом, который умер в 1982 году в возрасте 46 лет: "Жизнь сложна и без лишнего багажа", - размышляет он.

В случае выдвижения Обамы его семейный багаж будет тщательно перерыт. Четыре года назад команда Буша обозвала Керри неамериканцем, потому что он умел говорить по-французски. Республиканский лагерь, вынужденный вести кампанию под бременем жалких итогов работы Буша, попытается изобразить героя войны Джона Маккейна большим американцем и патриотом, чем его оппонент.

Но ситуация меняется. Избавляющиеся от страха американцы не хотят, чтобы ими манипулировали. До сих пор они поддерживали Обаму отчасти потому, что их уже тошнит от убогой американской исключительности спорного правления Буша.

Никогда еще судьбы Соединенных Штатов не были так тесно связаны с судьбами мира. Американцы это понимают. Когда твоя закладная на дом вместе с хитроумной страховкой продается немецкому банку, а потом схема разваливается, и ты лишаешься дома, мир кажется меньше.

Когда 30% доходов американских корпораций поступает из-за границы, когда китайцы покупают американский долг, а более семи миллионов человек за последнюю декаду получают американское гражданство, становится все сложнее отделить судьбу Америки от судьбы всех остальных. Изоляционизм не просто ошибочен, он невозможен.

В случае избрания Обама станет первым настоящим лидером XXI века. В сплетении Китая, Индонезии, Кении, Британии и Гавайев отражается постоянно меняющийся мир. В Кении его дядя-мусульманин Саид сказал мне: "Мой ислам - это гибрид, смесь различных элементов, в том числе моего христианского воспитания и каких-то африканских привычек. Во мне растворилось множество ценностей".

У стремления Обамы к наведению мостов есть свои корни. В ожидающем и часто отчужденном мире это стремление имеет огромное значение.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru