Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
18 марта 2008 г.

Маркус Бернат | Der Standard

Павел Фельгенгауэр: "Мы наблюдаем политику отпора"

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр: сопротивление Москвы расширению НАТО нужно воспринимать серьезно. Иначе право пролета над Россией, имеющееся у контингента НАТО в Афганистане, может быть аннулировано. Интервью.

- Россия непрерывно критикует возможное расширение НАТО на восток и запланированный противоракетный щит США. Насколько это серьезно, или во многом это шоу?

- Сначала о противоракетном щите: если смотреть на него с точки зрения Москвы, то щит воспринимается как угроза, причем очередная угроза в ряду других - поскольку мы не верим заявлению американцев, что щит направлен против Ирана, ведь соответствующих ракет у Ирана не имеется и т.д.

- Итак, это серьезный аргумент?

- Нет, собственно, не совсем. Сначала представители российской власти также заявляли, что этот противоракетный щит не представляет для России никакой опасности. И действительно, не представляет. Однако затем появились другие версии. Речь якобы может идти о замаскированном оружии нападения, которое скрывается под видом противоракет.

Таким образом, встал вопрос о возможности внезапного нападения. Противоракетный щит - это одна из проблем накануне саммита НАТО в Бухаресте, но не самая большая. Большую напряженность создает расширение НАТО, включение в альянс Грузии и Украины.

- Если дело действительно дойдет до приглашения этих двух стран, то русские не смогут этого предотвратить.

- Напротив, противодействие русских очень сильно и очень серьезно. Во время недавнего визита Ангелы Меркель в Москву президент Путин непосредственно пригрозил НАТО помешать его операциям в Афганистане, если расширение будет продолжено. Это явное изменение курса российской внешней политики. Тут речь идет о праве пролета над ее территорией самолетов НАТО, об снабжении натовских войск в Афганистане.

Своим присутствием в Афганистане НАТО вышло за собственную географическую территорию, говорит теперь Путин. Это создает проблемы для присутствия НАТО, и без того ставшего неустойчивым. Со стороны России мы теперь наблюдаем вместо риторики политику отпора. Реакция на это уже имеется: немецкий канцлер высказала мнение, что раньше времени не нужно приглашать страны вроде Грузии в кандидаты на вступление в НАТО.

- Насколько реалистичным кажется вам вступление Украины и Грузии в НАТО?

- Большинство украинцев не хочет в НАТО. Но весной 1991 года 70% украинцев проголосовало за сохранение Советского Союза; однако через шесть месяцев те же 70% украинцев предпочли собственное государство. Когда Чешская Республика шла в НАТО, большинство чехов тоже были против. Общественное мнение можно переубедить.

- Что будет означать для России вступление в НАТО Украины и Грузии?

- Это будет очень опасный сценарий. Защищаться от НАТО, если НАТО стоит в Харькове или недалеко от Ростова, нет никакого смысла. Для русских это совершенно неприемлемо.

- Российская армия то и дело объявляет о новых военных проектах. Но насколько она сильна после восьми лет президентства Путина?

- Боюсь, что сейчас она в довольно плохом состоянии - даже хуже, чем в 1990-е годы. Командиры различных родов войск в основном тоже согласны с такой оценкой. Они хотят больше денег, увеличения финансирования...

- При Путине оборонный бюджет вырос в шесть раз.

- Да, однако они хотят еще больше денег, прежде всего из нефтяного фонда. Оружие устарело, офицеры в большинстве случаев неквалифицированны, моральные устои слабы. Офицеры, которые обучались еще в Советском Союзе, уже ушли, а молодые не задерживаются из-за низкой зарплаты.

-Изменится ли эта ситуация при президенте Медведеве?

- Я не жду никаких перемен, особенно на первом году. Медведев будет протокольной фигурой - примерно такой же, как австрийский президент.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru