Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
18 сентября 2006 г.

Джим Хогланд | The Washington Post

Россия после Путина

Удобный преемник не гарантирует процветания в будущем

Демократия не способна шагать слишком широко или слишком далеко. Она лишь заполняет вакуум, созданный крушением колониальной, коммунистической или имперской системы. Поэтому демократическим реформам зачастую приходится двигаться крайне медленно, крадучись, или вообще выжидать, пока новый поворот в политике не откроет путь прогрессу.

Именно по такому печальному сценарию разворачиваются события в сегодняшней России, где президент Владимир Путин все больше укрепляет авторитарную власть, опираясь на приток нефтяных и газовых денег, которые позволяют купить общественное спокойствие. Но проводимая им политическая и экономическая централизация уже несет семена собственной погибели.

Изменения в России - а они действительно навевают уныние, как и ожидали многие на Западе и здесь, - не высечены раз и навсегда в камне. Сильная заинтересованность кремлевских правителей в общественном мнении своего достаточно образованного народа показывает, что даже они не полностью уверились в окончательной смерти демократии.

"Они создали политический театр, для которого сами пишут пьесы и сами расставляют декорации, - сказал один западный дипломат - Однако любопытно, что им небезразлично мнение зрителей об этом шоу".

Такой подход проявляется в том, что уже заметны усилия Кремля по постановке президентских выборов 2008 года. По слухам, "реформаторы" в Кремле группируются вокруг первого заместителя председателя правительства Дмитрия Медведева, а "консервативное крыло" - вокруг министра обороны Сергея Иванова. Кто сказал, что у избирателей нет выбора?

Обретают форму и проблемы, связанные с избирательной кампанией. Кремлевская команда создает видимость возрождения Коммунистической партии, которой необходимо дать отпор на выборах, несмотря на то, что большинство независимых аналитиков не видит никаких признаков подобного возвращения.

В то же время западным правительствам тонко намекают, что не следует чинить Путину препятствия в выборе преемника, ибо это чревато угрозой со стороны левых. И если на Западе "красной угрозой" уже никого не напугаешь, то сейчас эта тактика возрождается в стране, где коммунизм потерпел полное поражение 15 лет назад.

Даже Путин не говорит, будто управляемая демократия, созданная им в России, - настоящая демократия. Для этого он слишком умен. На состоявшейся на прошлой неделе встрече с иностранными гостями президент заявил, что в России "отсутствует многопартийная система". Ратуя за создание подобной системы когда-нибудь в будущем, Путин не говорит о том, каким образом он намерен это реализовать.

Его неопределенная позиция в отношении политического будущего контрастирует с той детализацией и подробностями, какими он оперирует, говоря об экономических перспективах России. Путин ожидает, что экономический рост достигнет в этом году 7%. Он утверждает, что непредвиденная прибыль от продажи энергоносителей будет пущена на создание "высокотехнологичных зон", которые позволят развить новые отрасли промышленности, и на улучшения в сфере социального обеспечения.

Экономическая мощь также концентрируется в руках государства и узкого круга советников Путина, которые заседают в советах директоров ключевых газовых и нефтяных компаний страны. Кроме того, его стремление к централизации проявляется в желании установить долгосрочные межправительственные отношения с целью вытеснить с рынка "посредников и спекулянтов", взвинтивших цены на энергоносители.

Уверенность и компетентность Путина в искусстве управления поражают, если смотреть на них вблизи. Но сумеет ли его крайне централизованная система отреагировать, когда Россия столкнется с повсеместной проблемой стран - экспортеров сырья, которые неизменно демонстрируют неспособность развить финансовую инфраструктуру, трудоемкие отрасли и осуществлять управление ими?

"Российская болезнь" еще хуже, она состоит в том, что мы одновременно экспортируем сырье, капитал и лучших людей", - считает ведущий российский экономист Леонид Григорьев.

Он понимает, о чем говорит. Население России уменьшается не только из-за эмиграции, но и из-за высокого уровня смертности (вдвое выше, чем в США) и падения рождаемости. Население за последние десять лет сократилось с 150 млн до 142 млн, а система здравоохранения, и это общеизвестно, уже давно находится в бедственном положении.

Путин успешно справляется с получением выгод от благоприятной для России ситуации. Однако неясно, как он или человек, которого он назовет своим преемником, сумеет получить общественную поддержку, необходимую для вывода страны из кризисов, которые могут ждать ее впереди. Для этого может понадобиться лидер, обладающий подлинной общенародной поддержкой.

Амбициозная попытка Америки принести в Россию демократию, сделанная при Билле Клинтоне в 1990-е годы, потерпела неудачу и с приходом к власти Путина окончательно зашла в тупик. Но, если смотреть с точки зрения сегодняшней ситуации, в ходе этой попытки была создана точка отсчета и опора для будущих изменений. Это должно несколько утешить Клинтона, а возможно и президента Буша, чьи усилия по насаждению демократию на Ближнем Востоке подвергаются критике.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru