Архив
Поиск
Press digest
16 ноября 2018 г.
19 октября 2018 г.

Изабель Мандро, Мари Годфрен | Le Monde

Советская мебель - новый предмет культа

Долгое время выбрасываемые населением на свалку предметы мебели и обстановки коммунистической эпохи сегодня востребованы культурными учреждениями, галереями и российскими коллекционерами, пишут журналистки Le Monde Изабель Мандро и Мари Годфрен.

Дизайн советской мебели снова в милости. Он не имеет ничего общего с модой на пропагандистские плакаты, воспроизведенные в большом количестве на прилавках туристического рынка в Измайлово, в Москве. Это столы, стулья, лампы, письменные столы и буфеты, еще вчера презираемые, а сегодня все больше привлекающие внимание коллекционеров. Предметы из прошедшей повседневной жизни, в основном извлеченные с различных помоек. Галерея "Эритаж" в Москве обладает несколькими поразительными экземплярами. Такими, как шкаф "Калинин", изготовленный в 1937-1939 годах для дома городской коммуны Смоленска, расположенного к юго-западу от Москвы, говорится в статье.

Открытая в 2008 году богатейшей наследницей олигарха Кристиной Краснянской, выпускницей МГИМО, увлеченной искусством, галерея начала с того, что стала собирать мебель и обстановку представителей русского белого движения, а затем перешла на советскую эпоху, изобилующую различными символами, отмечают авторы статьи.

"Это была пропагандистская мебель. Частные заказы встречались редко, все принадлежало государству. Художники, связанные идеологией, все же получали поручения на изготовление уникальных предметов", - напоминает Анастасия Докучаева, заместитель директора галереи "Эритаж". Порой речь шла об особой мебели, предназначенной для нескольких официальных лиц в разных республиках, однако влияние идеологии и усиление репрессий в конце концов привели к единообразию и серийному производству. Интерьеры, в том числе у номенклатуры, стали похожими друг на друга, указывают журналистки.

"Дом на набережной" стал одним из первых официальных зданий, принявших чиновников, которые переехали из бывшего имперского Санкт-Петербурга в Москву после революции. Расположенный напротив Кремля, на берегу Москвы-реки, этот дом, построенный с 1929 по 1931 год, состоял из 505 меблированных квартир на 25 лестничных площадках, в нем было от 9 до 11 этажей, имелась горячая вода - что было роскошью - и дубовый паркет на всех уровнях, говорится в статье.

Немногим удалось этим воспользоваться: 700 жителей дома были арестованы, высланы в лагеря, половина из них даже были расстреляны на месте. Получивший прозвище "братская могила", конструктивистский архитектурный комплекс существует до сих пор. Полностью обновленные квартиры были приватизированы в 1990-е годы, и новые владельцы поспешили отделаться от всего, что находилось внутри, продолжают авторы.

Чтобы обнаружить следы этой мебели, на этот раз надо отправляться в Музей декоративно-прикладного искусства. "Многие предметы мебели были уничтожены в 1990-е годы, когда нувориши, не понимавшие их ценности, выкупали квартиры, - вздыхает сотрудник музея Константин Навойт. - До недавнего времени они еще не считались музейными вещами. Мы собирали их за бесценок, порой на помойках".

Увлечение дизайном советской мебели перевернуло привычки Александры Саньковой, которая в 2012 году создала Московский музей дизайна - особый музей, без стен, расположенный в мобильном выставочном зале. Эта динамичная 39-летняя женщина раздобывала интересующие ее вещи на частных дачах: это было "старье", отодвинутое вглубь комнат, которое ей уступали за бесценок и даже отдавали даром, с благодарностью за то, что она помогла очистить от них помещение. "Когда я начинала, мой отец был в ужасе: "Кто-то все это выбрасывает, а ты подбираешь", - со смехом рассказывает она.

"Многие талантливые дизайнеры, которые не хотели стоять на службе у власти, обратились к прикладному искусству, меньше подверженному давлению", - считает Константин Навойт. Прибежищем для них часто служила Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова.

Постепенно развивающаяся реабилитация СССР, поддерживаемая Владимиром Путиным как прославление героической державы, и рост числа выставок вокруг этой темы - последняя по дате недавно открылась в Москве и посвящена "пионерам" - не единственная причина такого явления, полагают авторы статьи.

Владелец большого состояния адвокат Александр Добровинский, среди клиентов которого были миллиардеры (он был защитником олигарха Бориса Березовского, умершего в изгнании в Лондоне в 2013 году), безусловно, является одним из крупнейших коллекционеров советского дизайна и одним из немногих, кто говорит об этом без комплексов. "Вы видите перед собой настоящего душевнобольного", - иронизирует он на прекрасном французском. Его квартира недалека от того, чтобы нас в этом убедить.

"У меня нет никакой ностальгии, - заявляет он. - Эта эпоха представляет собой часть истории исчезнувших "цивилизаций", но неправильно было бы говорить о советском дизайне. Скорее надо говорить о российском искусстве в советскую эпоху".

Впрочем, цены резко подскочили. Многие выставки за рубежом - отдельные экспонаты галереи "Эритаж" были показаны в Майами, Шанхае и Монако - повысили спрос. Эта чисто советская лампа в стиле ар-деко, например, купленная за 20 евро, сегодня стоит 100 тысяч, рассказывает Добровинский.

В России нелюбимая мебель из СССР, освободившись от балласта идеологии, в последнее время стала скорее модным явлением, поддерживающим формирование элиты, связанным с более широким движением реапроприации. Оно неотделимо от движения, подвигнувшего архитекторов и интеллектуалов к мобилизации против разрушения в Москве конструктивистских зданий, которые запланировала снести мэрия, желающая завладеть дорогостоящими земельными участками, комментируют Мандро и Годфрен.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru