Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
19 апреля 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Путин принимается за борьбу с коррупцией

Сохраняя верность данному слову, недавно переизбранный президент России Владимир Путин начал действия, направленные против бюрократизма и коррупции. Чтобы противодействовать искушению государственных чиновников брать взятки за политические услуги, он в пять раз поднял зарплаты 35 тысячам государственных чиновников из федеральный служб, составляющих 10% всех госслужащих.

Теперь эти чиновники будут получать 500 долларов в месяц вместо 100. Многие аналитики горячо одобряют это решение Путина, считая его первым шагом на пути борьбы с коррупцией. Однако будет ли повышения зарплаты отдельным служащим достаточно, чтобы избавить Россию от давней болезни - чиновничьего мздоимства?

Коррупция всегда была неотъемлемой составляющей российской политической жизни - и при царизме, и при красных комиссарах, и при бывшем президенте Борисе Ельцине, и сейчас, при Путине. Служба на высоком государственном посту всегда воспринималась как способ обогатиться - существует давняя традиция использования государственными чиновниками служебного положения в личных целях.

Пока чиновники так или иначе выполняли свои обязательства служить интересам государства, государство готово было, в свою очередь, закрывать глаза на коррупцию. Однако это разрушительно действует на российскую экономику и ее потенциал. По сегодняшним оценкам, коррупция обходится России в 30 млрд долларов в год, что составляет 10% ВВП.

Годы правления Ельцина прочно связаны с коррупцией, окончательно сошедшей с тормозов. Апологеты этого феномена по сей день с непонятной настойчивостью отстаивают его закономерность. Либеральные политики, такие, как Анатолий Чубайс и Борис Немцов, уверены, что коррупция была в период перехода России к рыночной экономике печальной необходимостью.

Подобные доводы могли бы звучать разумно в то раздираемое хаосом время, но сегодня такие рассуждения - барьер перед достижением Россией того уровня нормальности, на который многие, в том числе президент, претендуют.

Как бы то ни было, в правление Путина коррупция трансформировалась и перешла на новый и более опасный уровень. Уровень коррупции сегодня не многим отличается от того, что был при Ельцине. Во время правления Путина лишь несколько чиновников высшего ранга преследовались в суде за злоупотребления и присвоение государственных фондов. Разница между двумя президентами в том, что при Путине в государственной коррупции появилась некая новая упорядоченность.

Эта упорядоченность представляет собой следующее. Если есть хоть какая-то экономическая стабильность, то большинство россиян, даже принадлежащих к едва оперившемуся среднему классу, не хотят менять существующего положения вещей. Со взяточничеством все готовы мириться, если только суммы взяток не слишком запредельны, а требуемый результат достигается.

Взяточничество среди чиновников - предсказуемо, часто это первое, что приходит на ум, когда надо решить какую-то проблему с государством. Умение подкупить представителей аппарата и "все устроить" - это своего рода шик.

Надежды Путина на то, что с повышением зарплат взятки среди чиновников станут менее распространены, в лучшем случае чрезмерны.

Международный опыт доказывает, что нет никакой статистической корреляции между уровнем зарплат государственных служащих и коррупцией в правительстве. Более высокие зарплаты госслужащих в любом случае не могут соперничать с зарплатами менеджеров высшего звена на частных предприятиях. Жалованье даже в 500 долларов - это смешная сумма в сравнении с теми бешеными деньгами, которые крутятся в развивающейся российской экономике. Непонятно, каким образом даже пятикратное увеличение зарплат избавит чиновников от тяги к наживе.

В случае России более высокие зарплаты не могут никоим образом быть стимулом к тому, чтобы порвать с коррупцией. Быть госслужащим в России - это значит еще и уметь интерпретировать законы так, как это удобно для бюрократического аппарата.

Разумеется, повышение зарплат будет встречено с одобрением, но не надо торопиться с выводами о том, что это повлияет на старые привычки, укоренившиеся в государственном аппарате. Было бы ошибкой считать, что деньги решают все, что они могут изменить привычки, порядки, менталитет.

Если богатый человек захочет подкупить чиновника, его вряд ли остановит тот факт, что этот чиновник получает теперь 500 долларов. В странной ситуации, сложившейся сегодня в России, 500 долларов - эта та сумма, которую многие могут позволить себе заплатить за один обед в дорогом московском ресторане.

Что касается представителей среднего класса, которые платят мелким чиновникам за различные услуги, то для них ничего не изменится. Те чиновники, с которыми представители среднего класса сталкиваются ежедневно, едва ли получат столь щедрую прибавку. То есть работники ГАИ, инспекторы коммунальных служб, сборщики налогов будут все также решать мелкие проблемы за умеренную плату. Для той части населения, которая может позволить себе эту умеренную плату, мало что изменится.

Так или иначе Путин стоит на верном пути. Он сделал первый шаг и продемонстрировал тем самым, что он наконец-то собирается взяться за борьбу с коррупцией. Остается только надеяться, что он продолжит заниматься этой исторической проблемой, которая уже успела стать частью быта. Следующим его шагом должно стать изменение общественного статуса государственной службы. Если государственная служба будет вызывать чувство гордости, зарплаты и взятки потеряют такое значение.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru