Архив
Поиск
Press digest
3 апреля 2020 г.
19 апреля 2007 г.

Молли Мур и Джон Уорд Андерсон | The Washington Post

Американский стиль кандидата, лидирующего в президентской гонке... во Франции

Он призывает молодежь брать пример с Мартина Лютера Кинга. Обожает голливудские фильмы. Его любимый писатель - Хемингуэй. Он написал книгу, где проповедует американскую трудовую этику нации, которая цепко держится за свою 35-часовую рабочую неделю.

Ничто из вышеперечисленного не удивляло бы, если бы этот человек - Николя Саркози - не баллотировался в президенты... Франции, которая обычно презрительно морщит нос при столкновении с такими откровенными проявлениями "культуры дяди Сэма". Однако, судя по социологическим опросам, у Саркози самый высокий рейтинг.

"Я не понимаю, почему моя страна не вдохновляется примером своего великого союзника, - написал в своей недавно дополненной и переработанной автобиографии Саркози, бывший министр внутренних дел, а ныне кандидат в президенты от правящей партии "Союз за народное движение". - Мне импонирует, как американцы ценят труд и стремятся к совершенству. Это можно наблюдать повсюду в США".

За свое нескрываемое восхищение США Саркози заработал презрительную кличку "Сарко-американец". Она дополняет его образ, существующий в сознании некоторых французов: дескать, Саркози - самая спорная и противоречивая, способная вызвать раскол в обществе, фигура среди кандидатов от центристских партий. Первый тур президентских выборов состоится в это воскресенье. Если никто не наберет более 50% голосов, два финалиста сойдутся во втором туре 6 мая.

"Он вовсе не олицетворяет собой типичного француза. Он склонен к гибкости, умеет предвосхищать события и менять свою позицию. Это скорее американские, чем французские черты, - отмечает опытный французский политический обозреватель Филипп Риде, автор биографии Саркози. - Он любит Америку из фильмов Капры и Джона Форда. Его чаруют эти картины, где человек всегда может добиться для себя лучшего будущего".

Чересчур "американская" амбициозность Саркози вкупе с его характером - он предстает на публике в образе главного полицейского страны, импульсивного и не стесняющегося в выражениях - смущает некоторых его соотечественников. Они не считают, что французы могут многое перенять у американских политиков, и жалуются, что Саркози проявляет нетерпимость и восстанавливает против себя людей. В предвыборной программе он ратует за удлинение рабочей недели, законы о предоставлении преимущественных прав, налоговые вычеты для предпринимателей - заимствованные у американцев идеалы, которые страшнее чумы для французского менталитета.

Но идеи Саркози находят отзвук в сердцах избирателей, которые устали от политического статус-кво, многолетнего высокого уровня безработицы и потери страной былого статуса на международной арене. В государстве, где нация все сильнее боится утратить свою идентичность ввиду притока иммигрантов и новых особенностей демографических процессов, а также опасается за свою безопасность под напором мятежных и озлобленных низов, жесткий курс Саркози в отношении иммиграции и вопросов охраны правопорядка импонирует многим.

Сейчас, в последнюю неделю кампании, Саркози обгоняет свою ближайшую соперницу, кандидата от социалистов Сеголен Руаяль, на 3-7 пунктов (по данным недавних социологических опросов среди лиц, которые преимущественно принимают участие в выборах и приняли решение). Согласно одному из исследований, 59% респондентов утверждают, что ожидают победы Саркози на этих выборах.

Еще два основных кандидата - Франсуа Байру из небольшой партии "Союз за французскую демократию " и Жан-Мари Ле Пен, лидер "Национального фронта", который борется против иммиграции, - отстают от Саркози примерно на 10 и 15 пунктов соответственно.

Тем не менее, аналитики предупреждают, что целых 40% вероятных избирателей пока колеблются.

Для многих 52-летний Саркози - это ходячее противоречие.

Сын венгерского иммигранта и французской гражданки греческого происхождения, отец которой был евреем, Саркози хочет ужесточить контроль над новыми иммигрантами, приезжающими во Францию. Недавно он предложил создать министерство иммиграции и национальной идентичности. Некоторые из его оппонентов заявили, что эта идея попахивает возрождением вишистского режима.

Он поддерживает программы по предоставлению преимущественных прав, призванные уравнять меньшинства в возможностях с другими слоями населения. Тем самым он решительно отказывается от традиционной позиции французского руководства, неуклонно утверждающего, что на территории этой страны неравенства не существует. Но во время беспорядков осенью 2005 года в населенных иммигрантами предместьях Парижа он назвал молодых мятежников "отбросами". Противники Саркози утверждают, что это замечание привело к эскалации насилия.

Советник по политическим вопросам Патрик Деведжян, бывший министр промышленности Франции, отмечает: Саркози, будучи сыном иммигранта, сознает, что иммигранты должны интегрироваться во французское общество, но в то же время понимает необходимость "сдерживания подпольной иммиграции".

"Он не "тот, кто вошел последним и хочет закрыть за собой дверь". Но он не хочет, чтобы дом разорвало на части", - поясняет Деведжян. Он добавляет: Саркози именно потому восхищается Америкой, что она вошла в историю как "мифическая страна иммигрантов".

Охрана Саркози настолько беспокоится за его безопасность, что вплоть до прошлой недели ему не удавалось провести ни одного предвыборного мероприятия в бедных предместьях. Несколько недель назад, когда он выступал перед избирателями в одном из более зажиточных пригородов Парижа, его люди отказывались впустить на собрание молодых людей африканского и арабского происхождения из соседнего района. Таким образом Саркози выступал перед белыми избирателями, в основном зрелого возраста.

Однако в марте на одном из парижских митингов он напомнил аудитории о речи Мартина Лютера Кинга "У меня есть мечта" и призвал французскую молодежь, принадлежащую к национальным меньшинствам, брать пример с этого американского вождя движения за гражданские права.

"Эта мечта о братстве и справедливости, о которой он говорил, преобразила Америку, - произнес Саркози перед тысячами своих молодых сторонников в битком набитом зале 18 марта. - Если Америку мечта смогла преобразить, почему бы мечте не преобразить и Францию?"

"Он и впрямь какое-то нагромождение противоречий, - говорит его биограф Риде. - Его личность отличается не меньшим внутренним противоречием, чем его взгляды. Некоторые его опасаются, поскольку он не вселяет спокойствия: в силу противоречивости характера, но также и потому, что он вообще не умеет ладить с людьми".

По словам аналитиков, социологов и сотрудников предвыборного штаба, этот "фактор страха" - одна из главных помех успеху Саркози.

Его внешность - набрякшие веки, густые брови, нередкая кислая мина на лице - укрепляет имидж сурового человека. Спичрайтер Анри Гуайно, один из тех, чьему мнению Саркози больше всего доверяет, говорит, что некоторые избиратели считают, что он "рубит сплеча", или относят его к "неоконсерваторам". "Но люди тоже, бывает, противоречат сами себе, - замечает Гуайно. - С одной стороны, они хотят, чтобы президент пользовался авторитетом, а с другой - не хотят, чтобы он вел себя агрессивно". Гуайно давал интервью в предвыборном штабе, между тем как сотрудники громоздили горы коробок со свежеотпечатанными плакатами и листовками, готовясь к последнему сражению кампании. "Мы не знаем, что делать с этим страхом, - продолжал Гуайно. - Мы решили, что Саркози просто должен быть самим собой. Другого выхода все равно нет".

В автобиографии кандидат неоднократно сокрушается, что люди, не знакомые с ним лично, сомневаются, что "в нем есть человеческие черты". Чтобы смягчить свой имидж, в начале кампании он выставил на обозрение свою частную жизнь, позируя вместе со своей женой Сесилией и детьми для статей в глянцевых журналах и плакатов. (У Саркози трое детей - двое от предыдущего брака и сын от Сесилии). Подобная публичная демонстрация политиком своей семьи, выдержанная в американском стиле, - неслыханное явление для Франции.

Через несколько месяцев усилия Саркози обратились против него самого, когда журнал Paris Match опубликовал сделанную папарацци фотографию его жены, прогуливающейся по Нью-Йорку рука об руку с мужчиной. Издание утверждало, что это ее любовник. По словам самого Саркози и его ближайшего окружения, кандидат очень расстроился и, если верить слухам, сам завел интрижку на стороне. Французские газеты сообщили, что он так переживал из-за краха своего брака, что не явился на важное заседание правительства.

"Когда Сесилия оставила его, мы увидели трещины в броне, за которой он прячется от мира. Нам стало ясно, что он не сможет жить один", - рассказывает Риде, пять лет писавший о деятельности Саркози для газеты Le Monde.

В своей книге Саркози признается, что подверг жену "излишнему давлению; нападок было слишком много, а внимания с моей стороны слишком мало. Наши отношения этого не выдержали".

"Возможно, случившееся заставило меня предстать перед людьми в качестве живого человека. Несомненно, этих человеческих черточек мне недоставало", - добавляет он. Хотя Сесилия вернулась к Саркози, в предвыборных мероприятиях она участия не принимает.

Большую часть жизни Саркози является профессиональным политиком; по собственному признанию, он получил диплом юриста просто "на всякий случай", чтобы обеспечить себе кусок хлеба, если в политике ничего не выйдет. Он стал одним из самых молодых мэров в истории Франции после того, как мэр респектабельного парижского предместья Нёйи-сюр-Сен умер и Саркози, его заместитель, принял его полномочия.

Он прославился на всю страну в 1993 году, когда участвовал в переговорах с человеком, захватившим в заложники учеников местной начальной школы. Преступник, прозванный "Человек-бомба", обвязался динамитом и грозился взорвать полный класс детей. Полицейские застрелили преступника, и все дети остались живы и невредимы.

Саркози пользовался покровительством нынешнего президента Жака Ширака, но с 1995 года они сделались непримиримыми противниками после того, как Саркози бросил наставника и поддержал его конкурента - кандидата в президенты Эдуара Балладюра.

Теперь, как и, в сущности, все другие кандидаты, Саркози строит свою предвыборную кампанию на критике политики Ширака, в том числе попытки Франции мобилизовать весь мир на осуждение войны в Ираке.

С одной стороны, Саркози утверждает, что решение Франции не присоединяться к войне в Ираке было правильным. С другой стороны, во время прошлогоднего визита в США, совпавшего с пятилетней годовщиной терактов 11 сентября 2001 года, он сказал, что "неприлично пытаться поставить своих союзников в глупое положение или проявлять злорадство по поводу их трудностей".

"Моя приверженность нашим отношениям с Америкой широко известна и вызывает сильную критику во Франции, - сказал Саркози, выступая во Французско-американском фонде в Вашингтоне. - Я не трус. Я горжусь этой дружбой и рад провозгласить, что мы друзья".

Однако в муниципалитетах французской провинции и парижских гостиных Саркози старается не афишировать свою привязанность к Америке.

По словам социолога Мануэля Эшлиманна из его предвыборного штаба, во французских кругах "Саркози приходится проявлять осторожность, когда речь идет о его любви к Америке. Если он станет президентом, то франко-американские отношения при нем улучшатся, но ему придется добиваться этого мало-помалу, поскольку общество все еще относится к Штатам настороженно".

При подготовке статьи использованы материалы, собранные Коринн Гавар

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru