Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
19 апреля 2018 г.

Юлия Смирнова | Die Zeit

Почему Россия мечтает о холодной войне

На фоне сирийского кризиса многие говорят о холодной войне - как на Западе, так, еще больше, в России. Но эта параллель не соответствует действительности и только сеет страх, который выгоден России, пишет журналистка Юлия Смирнова в Die Zeit.

"Новый Карибский кризис? Новая холодная война? Алармисты то и дело подливают масла в огонь в связи с недавними ракетными ударами по сирийским целям. Особенно после аннексии Крыма нынешняя конфронтация между Россией и США то и дело сравнивается с холодной войной. Насколько уместно это сравнение?" - задается вопросом Смирнова.

Самым главным страхом эры холодной войны была перспектива того, что две сверхдержавы могут уничтожить ядерным ударом не только друг друга, но и остальной мир, говорится в статье.

"Когда речь заходит о новой холодной войне, часто говорится о том, что Запад якобы должен проводить в отношении России новую политику разрядки, чтобы предотвратить наихудший сценарий развития событий", - пишет журналистка.

"Однако мир сегодня выглядит не так, как во времена холодной войны. Соревнования между двумя экономическими и идеологическими системами, которые стремились расширять влияние в мире и заменять системы друг друга, больше нет. Советскую плановую экономику сменил госкапитализм. В России нет государственной идеологии, однако она пытается создать такой нарратив, который объявил бы либеральную демократию лицемерным изобретением Запада, не подходящим остальному миру. Столпами этого нарратива становятся национализм и консервативные ценности, при помощи которых Россия пытается привлечь на свою сторону правых популистов, в том числе и на Западе", - говорится в статье.

Сегодня, продолжает автор, нет и тех блоков, которые существовали во времена холодной войны. "Венгрия и Турция продолжают оставаться членами НАТО даже при том, что Орбана и Эрдогана нельзя назвать друзьями либеральной демократии, - пишет Смирнова. - Сегодняшние альянсы довольно часто возникают по ситуации и в результате тактических соображений, границы между друзьями и врагами могут меняться".

Как считает журналистка, Россия сегодня не в состоянии стать центром нового "восточного блока", тем более что многие страны теперь предпочитают вообще держаться подальше от конфронтации.

"И даже в Сирии за влияние борются скорее не Россия и США, а Россия, Турция и Иран", - добавляет автор статьи.

"В настоящее время экономика России меньше итальянской, а США скоро могут уступить пальму первенства Китаю, который метит в крупнейшие мировые экономики. Отставание России в вопросах технологий гораздо существеннее, чем во времена СССР. Россия однозначно уступает США в вопросах обычных вооружений", - констатирует Смирнова.

Россия зависит от энергетических поставок на Запад, российские компании котируются на лондонской бирже, десятки тысяч российских студентов учатся в западных университетах, отмечает журналистка.

"Однако сравнение с холодной войной активно продвигается в последние годы, и прежде всего Москвой. "С того момента, как Путин в 2012-м вернулся в Кремль, он выбрал четкий путь на изоляцию и конфликт с Западом, - пишет Смирнова. - Он начал применять более жесткие репрессии в отношении оппозиции, затем последовала аннексия Крыма, война в Восточной Украине, кибератаки на США, зазвучали ядерные угрозы, которые становились все громче. В ходе недавнего обращения к Федеральному собранию он продемонстрировал новые ракетные системы, а в интервью, показанном в преддверии президентских выборов, заявил о готовности нанести ответный ядерный удар". Тот, кто в последние дни отслеживал происходящее в российских СМИ, мог подумать, что мир находится на грани катастрофы.

"И это, - замечает Смирнова, - контрастирует с довольно сдержанной реакцией российских военных в Сирии. Как и год назад, Россия даже не задействовала свои ПВО во время американских ударов. Когда в 2015 году турецкими военными был сбит российский военный самолет или когда в феврале этого года в ходе американского авиаудара погибли российские наемники, российская сторона не давала военного ответа".

"Ядерный арсенал - единственная константа со времен холодной войны. Он ставит Россию на одну ступень с США и поэтому так часто используется российским руководством в качестве аргумента. Россия с удовольствием стала бы СССР времен Карибского кризиса, но это невозможно, за исключением теоретической возможности уничтожить мир при помощи ядерного оружия", - пишет Смирнова.

"Иногда создается такое ощущение, что Россия хочет вернуться в эпоху холодной войны, чтобы пересмотреть миропорядок, который установился после развала СССР", - говорится далее.

"Никто не хотел нас слушать. Теперь послушайте", - эти слова Путин адресовал Западу. "В этом корень нынешней конфронтации, это не гонка между двумя идеологическими системами, которая возникла после Второй мировой войны. Ядерное устрашение - единственное средство, которое доступно Москве. Именно в этом ключе и стоит рассматривать каждое предупреждение о конце света, которое исходит от Москвы: как попытку слабого государства реализовать свои интересы при помощи шантажа", - резюмирует журналистка.

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru