Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
19 августа 2008 г.

Томас Кретер | Frankfurter Rundschau

Не все так просто, господин экс-канцлер

Если верить Герхарду Шредеру, то "среди московского руководства в военном столкновении никто не заинтересован". Да?! Чечня, Грузия - получается, все эти войны беззащитным господам в Кремле были навязаны такими всесильными сепаратистами, как Джохар Дудаев, или азартными друзьями НАТО вроде Михаила Саакашвили. Но минуточку, господин экс-канцлер. Стопроцентные герои и негодяи - они встречаются в российско-грузино-чеченской мифологии, но не в реально существующем национализме 2008 года, который идеологически цементирует как маленькое государство, так и огромную империю.

Черно-белая картина мира в неразберихе последних дней вводит в заблуждение. Пороховой дым как национальных, так и экономических интересов не оставляет альтернативы к тому, как ориентироваться в трепещущих испарениях различных оттенков серого. Эти истины должны касаться германских политических пенсионеров с нездоровой симпатией к Путину точно так же, как действующих глав правительств новых членов НАТО, которые видят в своем грузинском коллеге справедливого главу страны, на территории которой супердержавы ведут свои разборки, или же мировой державы, которая снабжает Грузию оружием, а не умными мыслями.

Холодная война представляла собой долгий мир, утверждает американский историк Джон Льюис Гаддис. Взгляд, брошенный на палитру очагов напряженности от Афганистана до Чада, делает эту мысль достоверной (если, конечно, забыть о сотне маленьких войн с сотнями тысяч убитых во время этого так называемого "мира"). И все же: те времена отличались ясностью. Тут Запад, там Восток. И где-то посередине - мировое сообщество, которое склонялось то на одну, то на другую сторону. А война между двумя супердержавами - США и СССР при помощи их военных систем, НАТО и Варшавского договора соответственно - исключалась благодаря обоюдным угрозам применения ядерного оружия. Тот, кто первым использовал бы свой арсенал, должен был рассчитывать на то, что умрет вторым. И поэтому США и Советский Союз уважали сферы влияния друг друга.

Самый серьезный кризис наступил в начале 1960-х, когда Москва захотела разместить на дружественной ей Кубе ракеты - прямо напротив побережья США (где сегодня Вашингтон в Гуантанамо держит подозреваемых в терроризме). Тогдашний шеф Кремля Никита Хрущев отказался тогда от своего плана. Но всякого рода провокации остались.

Те лидеры, которые пришли после Хрущева, считают, что сегодня они столкнулись не с одним и не с двумя кубинскими кризисами. Бывшие государства-спутники стали членами НАТО. В двух из них, в Польше и Чехии, будут размещены элементы американской системы ПРО. На Балканах унизили последнего союзника, Сербию. А теперь такие бывшие советские республики, как Грузия и Украина, устремились в стан врага прежних времен. Неудивительно, что руководство в Москве чувствует, что ему брошены вызовы.

Вашингтон и его союзники выиграли холодную войну. Но эта победа потеряла всякий смысл, когда террористы-смертники 11 сентября 2001 года продемонстрировали им уязвимость, которую не компенсировать никаким устрашением. Война, которую они ведут с тех пор, принесла многое, но прежде всего новые проблемы и уж точно не мир. Кроме того, стало очевидно, что некоторые государства используют свою свободу от российского или советского господства в националистических целях и никак не для мирного баланса. Политика караоке, проводимая старым Западом, пережила свое Ватерлоо в Грузии: все давайте с нами - главное, пойте нашу песню. Стабильный порядок выглядит по-другому.

Когда, если не сейчас, пробил час политики? И дипломатии, которая смогла бы определить рамки для России, при этом отдав должное ее гордости. Уважать отпущенных ею на свободу вассалов, но при этом дать им четко понять, что на основе мести мирного сосуществования не построишь. Слишком высокие требования? Но не были ли Франция с Германией некогда "заклятыми врагами"? ЕС и НАТО функционируют по принципу баланса интересов, в том числе между большими и маленькими. Вот и все принципы. Применить их на практике в политике является непростым, но (надеюсь) возможным искусством. Те, в чьих это силах, должны этого просто захотеть. В Вашингтоне, Москве, Тбилиси, Брюсселе и в других местах.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru