Архив
Поиск
Press digest
10 августа 2020 г.
19 августа 2011 г.

Юлия Иоффе | The New Yorker

Самый жестокий месяц для России

Каждый год, когда наступает август, россияне ждут исторических перемен, и судьба редко их разочаровывает, отмечает в блоге на сайте журнала The New Yorker журналистка Юлия Иоффе. "Неудивительно, что в "Википедии" есть статья "Августовское проклятие России", - добавляет автор.

К счастью, в нынешнем году август пока обходится без катастроф. "Вместо этого россияне размышляют о крупнейшем из всех августовских событий, том самом, с которого 20 лет началось проклятие, - о попытке путча", - пишет журналистка. Победа над путчистами стала триумфом свободы над тоталитаризмом, ненасильственных акций протеста - над танками и автоматами, американских ценностей над латентным злом советской системы, говорится в статье. Тогда 57% респондентов говорили, что главная причина неудачи путчистов - "народное сопротивление".

Это был звездный час, но с тех пор все менялось только к худшему. В 1994 году лишь 7% россиян считали август 1991 победой демократии, а 53% - борьбой за власть в верхах. Сегодня половина россиян считает, что тогда страна двинулась в неверном направлении.

И действительно, все эти 20 лет Россия пытается разработать курс, который уведет ее от прошлого, не сулящего благоприятное будущее. "Конечно, делу не помогает тот факт, что страна решила вообще не разбираться в своем прошлом и потому допустила, чтобы некоторые злоупотребления и ошибки повторялись во все более абсурдной форме", - говорится в статье. Период хищнического капитализма и коррумпированной приватизации "превратил общество в большевистскую карикатуру на капитализм: роскошные "порше" и крайняя нищета", - замечает автор.

В политическом плане страна двигалась зигзагами, но вектор вел к централизации власти в руках сильного лидера - Путина. Путин искоренил свободные СМИ и реальную политическую жизнь. Путинские политтехнологи придумали термин "лихие девяностые", который у россиян ассоциируется с беззаконием, хаосом, насилием и саморазрушением - "всем, что является полной противоположностью Путина".

"Тут раскрывается психологический аспект этой истории", - считает автор. По мнению Иоффе, Путин до сих пор досадует на то, что он и его товарищи проиграли холодную войну (события августа 1991-го оборвали его карьеру в КГБ, поясняет автор), и "его 11-летнее правление содержит заметные элементы советского китча", по выражению автора. А "Единая Россия" стала похожа на КПСС.

Россияне моложе 20 лет живут при власти Путина почти всю сознательную жизнь и наверняка мало что знают "о событии, которое стало одновременно лучшим и худшим для судьбы Путина", пишет автор, подразумевая август 1991. И действительно, согласно статистике, 55% россиян в возрасте 18-24 лет не могут ничего сказать о значении 19 августа 1991 года. 7% считают, что среди защитников России от путча был Горбачев. И это неплохой результат: 68% не смогли назвать ни одной фамилии.

Среди россиян старше 35 лет треть считает август 1991 трагедией, другая треть - борьбой за власть, остальные затрудняются с ответом. "И это тоже неплохо, если вы пережили еще 20 августов в новой России", - саркастически заключает автор.

Источник: The New Yorker


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru