Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
19 февраля 2007 г.

Иэн Бреммер | Newsweek

Рассвет новой холодной войны

В Мюнхене Путин дал четкий сигнал: новая Россия надеется на дружбу с Америкой, но она научилась говорить "нет"

Тридцатидвухминутный ураган, который устроил президент России Владимир Путин на недавней конференции по безопасности в Мюнхене, будет принят за эталон. "Ничем не сдерживаемый" американский милитаризм создал мир, в котором "никто уже не чувствует себя в безопасности", и в котором другие страны практически вынуждены разрабатывать ядерное оружие в целях собственной защиты. Министр обороны США Роберт Гейтс попытался отшутиться, сказав, что "как ветеран холодной войны" он почти испытал ностальгию по менее сложным временам, и продолжил расписывать стремление Вашингтона к партнерству и добрым отношениям.

Однако не стоит заблуждаться на этот счет. Путин подал сигнал, и Белый дом его вполне отчетливо услышал. Суть этого сигнала приблизительно в следующем. В 1990-х Америка вертела нами как хотела. В вопросе о расширении НАТО мы просили вас учитывать наши национальные интересы. Вы ответили тем, что продвинулись на бывшую советскую территорию в Восточной Европе. Вы говорили об энергетическом партнерстве и в то же время стоили новые трубопроводы в обход нашей территории. Западные компании воспользовались нашими экономическими трудностями, чтобы за бесценок купить себе доступ к нашим природным ресурсам.

Мы просили вас уважать договор о противоракетной обороне; вы разорвали его. Вы хотите, чтобы мы молча смотрели, как вы нагнетаете обстановку на Украине, в Грузии, в Белоруссии и в Средней Азии - в землях, которые принадлежали России еще до того, как Америка появилась как государство. Вы просите нашей помощи в войне с террором, но осуждаете нашу борьбу с чеченскими террористами. Теперь вы хотите разместить системы противоракетной обороны в Центральной Европе. Да, мы надеемся на дружбу с Америкой. Но мы живем в новой России. Если вы будете относиться к нам без уважения, то увидите, что мы научились говорить "нет".

Все это негодование отчетливо звучало в речи Путина. Еще лет десять назад Соединенные Штаты вполне могли не принимать Россию в расчет. Сидящий на мели Кремль был слишком занят бунтующими местными губернаторами, расторопными олигархами, возмущенными коммунистами и чеченскими сепаратистами. Страдающий алкоголизмом непредсказуемый президент Борис Ельцин не внушал никакого доверия, а российская экономика тем более.

Сегодня все изменилось. Путин приручил олигархов и подавил всех политических соперников, включая и независимую некогда Думу. Цены на нефть с 2002 по 2006 год выросли в три раза, наполнив российскую казну и обеспечив ежегодный рост экономики в 7%. Рейтинг Путина устойчиво держится на уровне около 75%.

Готовность России продемонстрировать новообретенную силу побудила некоторых предположить, что мы стоим на пороге новой холодной войны. Да, отношения между Россией и США и впрямь переживают спад. Но новая холодная война? Ситуация несколько сложнее. Да, Советский Союз и его ядерный арсенал еще долго будут оставаться в мрачных закутках американского воображения. Но в этот раз Россия получила конкурентные преимущества, которых недоставало Советскому Союзу. Она избавилась от недееспособной советской политической и экономической системы. Она больше не тащит за собой бремени руководства империей. И Путин, в отличие от советских лидеров, пользуется поддержкой общественности, причем не только в России, но и все чаще за рубежом. Глава России сейчас - желанный гость во многих странах, где отношение народа к Америке несколько испорчено, если не враждебно.

В своей речи в Германии Путин сказал по поводу холодной войны следующее: "Это был хрупкий мир, конечно, и страшноватый. Но он был достаточно надежным, как выясняется сегодня. Сегодня он, оказывается, и не такой уж надежный". Во многих аспектах он прав, что все чаще признают и другие. Путин не стучал ботинком по трибуне, он не пытался противостоять попыткам США установить систему ПРО в Восточной Европе с помощью пустых угроз установить ракеты на Кубе. Однако если администрация Буша надеется, например, добиться от Ирана отказа от ядерных амбиций, ей не обойтись без помощи России. А, как дал понять Путин, Кремль, вероятно, продемонстрировал максимум, на что он готов в этом направлении.

В Мюнхене Путин намекал на "асимметричный" ответ гиперсиле Америки. Иран - один из ключей к тому, что это может значить. Кремль больше не руководствуется чисто коммерческой логикой, как в прошлом. Теперь Кремль хочет отобрать у Америки часть ее регионального влияния. Кроме того, показательно то, что прямиком из Мюнхена Путин отправился в район Персидского залива. Саудовской Аравии он предложил помощь в разработке гражданской ядерной программы. В Катаре он говорил о создании газового картеля. В Иордании призывал к развитию новых политических и экономических связей. Несколькими днями позже он отправил министра иностранных дел России Сергея Лаврова на встречу с его коллегами из Китая и Индии, чтобы обсудить способы противостояния Соединенным Штатам в новом, как его видит Путин, многополярном мире.

Россия вступает в предвыборный этап, и неизвестно, кто придет на смену Путину в конце следующего года. Однако имейте в виду: внутри Кремля Путин считается одним из самых прозападных российских лидеров. Остальные в его окружении - яростные антиамериканцы.

Нет, это не новая холодная война. Все гораздо сложнее и может стать еще хуже.

Иэн Бреммер - президент консалтинговой компании EurAsia Group, автор книги "J-образная кривая: новый путь к пониманию причин восхождения и падения государств"

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru