Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2018 г.
19 марта 2007 г.

Андреа Таркуини | La Repubblica

Меркель: "Мы заставим Европу вновь двигаться вперед"

Европа должна идти вперед: у нее должен быть единый и сильный голос в мире, она должна смело защищать свои ценности, действовать на благо мира, в частности помогать развиваться исламу. Это непросто, все было непросто и в 1957 году, когда единая Европа зарождалась в Риме: политики, побывавшие в концентрационных лагерях, сделали выбор в пользу дружбы с Германией. Таково видение Ангелы Меркель, которое фрау канцлер разъясняет в интервью газете Repubblica накануне визита в понедельник в Италию и празднований в Берлине по поводу 50-летия соглашений, в результате подписания которых на Капитолии родилось Европейское сообщество.

- Госпожа канцлер, 50-летие подписания Римских договоров - торжественный и исторический юбилей. Все отчетливее ощущается усталость, недоверие. Как вы намереваетесь вести Европу вперед?

- Давайте дадим правильные формулировки причин и результатов. Крах Берлинской стены, свобода Центральной и Восточной Европы, вступление этих стран в ЕС, воссоединение Германии - все это произошло благодаря смелости людей. Но это также объясняется тем, что мир стал в некотором роде меньше благодаря феномену, который мы называем "глобализация". Появился Европейский союз, и параллельно появилось давление глобализации: больше конкуренции на мировом уровне, новые страны на мировой арене. Эти реалии вызывают у многих тревогу. Порой Европу называют ответственной за то, что произошло по иным причинам, например по причине глобализации. Мы должны громче заявить о том, что Европа является ответом на вызовы глобализации. Перед лицом таких конкурентов, как Китай, Индия, Латинская Америка, европейцы могут эффективнее действовать вместе.

- Чего вы ждете от переговоров с Проди в понедельник в Риме?

- Я рада возможности посетить исторические для Европы места, побывать вместе с Проди в Капитолии, где были подписаны Римские соглашения. Я ожидаю хороших двусторонних переговоров по всей проблематике ЕС, как мы всегда поступали. Мы оба являемся сторонниками Конституционного соглашения, у нас нет серьезных двусторонних проблем. Мы будем говорить о международной политике, об июньской сессии Европейского совета. Но, самое основное, это будет жест уважения в отношении Италии, страны, основателя ЕС.

- О чем будет, а о чем не будет сказано в Берлинской декларации 25 марта?

- В ней должны быть сделаны акценты на объединяющих положениях. В декларации будет отражено разнообразие мнений и разногласия, существующие между европейскими странами. Существуют традиции, например, во Франции, о четком разделении между церковью, религиозными корнями, и общественной, политической жизнью. В Германии такое разделение не носит столь сурового характера. В других странах лишь высказываются пожелания по этому поводу. В 50-летний юбилей Европы мы хотим выдвинуть на первый план объединяющие нас моменты.

- Расширение Европы, вероятно, не является причиной страхов и скептицизма?

- Довольно интересные исследования свидетельствуют о том, что старые члены ЕС извлекли пользу из расширения на Восток. Тот, кто испытывает страх, должен спросить: что бы произошло без расширения? Опасения конкуренции со стороны Чехии и Польши на рынке труда были бы еще острее. Подумайте о делокализации.

- Через 50 лет какой будет столетняя Европа? Какими будут ее границы: географические, политические, ценностные?

- В эти дни мы празднуем 50-летний юбилей и спрашиваем себя: какими были эти годы? Достойны восхищения те люди, которые, несмотря на разруху, нашли в себе силы идти вместе единым путем. Но следует подумать и о будущем. ЕС по собственному опыту знает, что очень часто весьма полезной оказывалась политика открытости. И эта открытость не обязательно должна означать полную принадлежность к Европе, она должна оставаться основополагающей ценностью ЕС, в том числе и в отношении соседей. С Турцией мы ведем переговоры о будущем членстве. Это открытый процесс. В любом случае, через 50 лет отношения между Турцией и Европой будут еще более тесными, чем сейчас. Я надеюсь, что в ближайшие 50 лет ЕС сумеет внести вклад в позитивное развитие исламских стран и способствовать тому, чтобы избежать жестокого столкновения между религиями: более того, все должны понять, что у нас есть общие ценности, которые мы можем защищать вместе. Я надеюсь, что в течение ближайших 50 лет нам удастся нанести поражение терроризму. Нам потребуется много работать.

- 50 лет назад мир был проще: Запад противостоял советской империи. Сегодня Европа вынуждена противостоять новым вызовам: Иран, Афганистан. Как следует действовать?

- Трудно сказать, был ли мир проще или сложнее. У каждого поколения свой вызов. Я не знаю, были ли 12 лет, прошедшие после окончания Второй мировой войны, более легкими. Я восхищаюсь лидерами той поры - они были вдохновлены Видением. Это были люди, французы например, прошедшие концентрационные лагеря, которые организовывали встречи между молодыми французами и немцами. С крахом коммунизма проблемы не исчезли, они лишь стали другими, совершенно нового качества: появились люди, готовые умереть ради того, чтобы убить других людей и оказать давление на государства. Сегодня нам требуются всемирные институты. Я делаю ставку, и так должна поступить вся Европа, на Совет Безопасности ООН, который является легитимной силой на мировом уровне. Я надеюсь, что Европа готова отстаивать свою модель жизни: свобода, демократия, благосостояние, правовое государство, уважение прав каждого.

- Насколько опасен иранский кризис?

- На меня произвел исключительно положительное впечатление тот факт, что нам удалось принять вторую резолюцию ООН, в которой говорится о санкциях. Европа в одиночку не может добиться ничего. Но вместе с Америкой, Россией и Китаем можно кое-чего добиться. Мы следуем по этому пути смело, без страха.

- Вы, живя в ГДР, каким видели рост Европы?

- Мы наблюдали извне. По ТВ я видела веселых людей. Восточной системой руководили сверху, и доминировал в ней СССР. Западная система развивалась с участием жителей. Поэтому люди, например французы и немцы, пришли к выводу о том, что следует расти вместе. Можно было знакомиться, обмениваться идеями. Я тогда мечтала о том, что как только выйду на пенсию, обязательно поеду в эту Европу.

- Как вы намереваетесь возобновить процесс ратификации и реализации Европейской конституции и возродить институты ЕС?

- Мы не можем придавать слишком большой вес Берлинской декларации. Она будет очень короткой, в ней будут изложены оценки прошлого и описаны перспективы на будущее. Она не станет ни договором, ни документом, обязательным к выполнению. В ней будет говориться об основополагающих принципах. Об успехах и о задачах на будущее. Одной из них станет способность ЕС эффективно действовать в сфере внешней политики и обороны, энергетики. Это темы, которые мы обсуждаем сегодня. В нашем распоряжении должны быть соответствующие институты. Нынешних структур недостаточно. До европейских выборов 2009 года мы должны сказать, как мы пойдем дальше. Народ спрашивает нас, можем ли мы что-то сделать для общеевропейской энергетической политики, гарантировать выживание нашей модели общества, действовать во имя мира на планете. Мы должны создать для всего этого предпосылки.

- На каких, по вашему мнению, принципах основывается Европа: христианских, иудаистских или античных?

- Мы все обращаемся к римскому праву, к христианско-иудаистскому наследию, к просветительству. Они - суть Европы, они научили нас терпимости, концепции свободы, демократическому порядку. Но вопрос заключается в том, что все это должно найти отражение в политических декларациях.

- Возможно ли выработать единую энергетическую политику, в которой бы учитывались насущные проблемы, проблемы изменения климата и состояния окружающей среды?

- Именно энергетика и климат являются полем действия для ЕС, и почти автоматически страны заявили о готовности действовать вместе. Нас может заставить активно действовать безотлагательность самой проблемы. Германия должна сыграть важную роль в защите климата, потому что у нее самая мощная экономика. Но мы не должны всегда быть лидерами. В деле защиты климата лидером должна быть Европа в целом.

- 50 лет назад казалось, что антисемитизм и популизм исчезли, но они вернулись. Насколько они опасны для ЕС?

- Антисемиты и правые экстремисты после завершения Второй мировой войны несколько лет молчали. Но сегодня мы вновь должны прямо заявить: в условиях свободы, к которой мы привыкли, каждое поколение должно бороться против любых популистских и антидемократических проявлений. Это главное. Все демократические силы едины в этом стремлении: нулевая толерантность в отношении нетерпимости, нет насилию во имя религии или каких-либо убеждений.

- Но популизм, набирающий силу на Востоке, угрожает ЕС?

- В любой стране партиям необходимо время для организации. Так было на Западе в послевоенное время. Если посмотреть на некоторые более старые демократии, то и они не всегда защищены от популизма.

- С проведением президентских выборов во Франции заканчивается целая эпоха. Франко-германские отношения останутся такими же важными, как прежде?

- Я с интересом слежу за развитием предвыборной кампании во Франции. С Шираком мы прошли вместе короткий, но интенсивный путь. Это сотрудничество между друзьями проистекает из осознания того, что от противостояния между Германией и Францией всегда страдал ЕС. Но это не означает, что, когда Франция и Германия хотят одного и того же, такого же мнения должны придерживаться и другие европейские страны. Однако, когда Франция и Германия занимают противоположные позиции, тогда плохо всей Европе. Отношения между нашими странами особые, но это не дает нам права ставить себя над всеми остальными.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru