Архив
Поиск
Press digest
15 января 2021 г.
19 октября 2006 г.

Дина Крафт | The New York Times

Израильские воины обнаруживают, что мачизм не актуален

Десятилетиями общество признавало за ведущими израильскими офицерами и министрами феодальное право вступать в сексуальные отношения с женщинами-подчиненными и сотрудницами.

Общество, одержимое идеей силы, имело свойство смотреть на подобные домогательства сквозь пальцы. Зачастую считалось, что некоторая доля развратности добавляет власть имущим очарования. Распутство, приписываемое таким легендарным лидерам, как Моше Даян (бывший министр обороны Израиля. - Прим. ред.), считалось составной частью их обаяния.

Но сейчас, после изменений в законах и в обществе, у нынешних лидеров земля начинает ощутимо гореть под ногами. На этой неделе полиция заявила о предъявлении президенту Моше Кацаву обвинений в изнасиловании двух бывших подчиненных. Это самое серьезное уголовное обвинение из когда-либо предъявленных израильскому лидеру. А во вторник перед судом предстал министр юстиции Хаим Рамон, обвиняющийся в том, что поцеловал военнослужащую вопреки ее желанию.

"Когда я служил в армии, считалось, что офис любого высокопоставленного офицера - это фактически его гарем, - рассказывает Михаэль Орен, историк и старший научный сотрудник исследовательского центра "Шалем" в Иерусалиме, служивший в армии 30 лет назад. - Но сейчас Израиль выходит из подросткового возраста во взрослую жизнь".

В 1998 году израильский парламент принял закон о сексуальных домогательствах, образцом для которого отчасти послужило американское законодательство. По данному закону действия были признаны преступными, где бы они ни совершались - на улице или на рабочем месте.

Вскоре после этого произошло важное событие, ставшее поворотным: суд над Ицхаком Мордехаем, бывшим генералом, занимавшим пост министра обороны и метившим в премьер-министры. Он был вынужден подать в отставку после предъявления ему обвинений в изнасиловании и сексуальных домогательствах.

Суд над ним, получивший широкую огласку, последовал за обвинениями, прозвучавшими со стороны нескольких женщин, работавших под его начальством в правительстве и в ходе его длительной армейской карьеры, отмеченной большим количеством наград.

Долгие годы осуждение израильских лидеров за подобные преступления было немыслимым. Основоположники сионизма стремились к появлению "новых евреев", к тому, чтобы евреи, которых привыкли воспринимать как книжников и слабаков, превратились в мускулистых, сильных мужчин.

Милитаризация израильского общества, которая началась в ходе войн с соседними арабскими государствами, должна была укрепить доминирование "подлинно мужского" характера. И хотя это положение не до конца изжито, сегодня вопросу о сексуальных домогательствах уделяется большое внимание, особенно в армии, которая является центром подобных преступлений и институтом, обладающим наибольшим влиянием в обществе.

За последние 10 лет в армии, куда призываются почти все 18-летние израильтяне, началась кампания по активному информированию военнослужащих о сексуальных домогательствах и последствиях, которые ожидают нарушителей. Ряд получивших широкую огласку дел, в которых высокопоставленные офицеры обвинялись в сексуальном насилии над женщинами-военнослужащими, продемонстрировали серьезность этих намерений.

Многие женщины-военнослужащие занимают административные должности. У любого высокопоставленного офицера обычно работают несколько 18-19-летних секретарш.

Подобное изменение отношения к домогательствам в армии началось после того, как женщины стали выполнять роли, традиционно относимые к компетенции мужчин. Сегодня женщины служат в качестве пилотов, входят в артиллерийские расчеты, являются инструкторами по стрельбе, женщины-офицеры командуют мужчинами.

Частью армейских усилий по информированию военнослужащих о сексуальных домогательствах является то, что все призывники во время базовой подготовки получают бумагу, в которой описана суть проблемы и сообщается, куда обращаться при столкновении с подобными действиями.

С солдатами и офицерами проводятся занятия, призванные повысить их информированность, работает круглосуточная телефонная линия, куда можно обратиться с жалобами и вопросами. Подозреваемые в домогательствах или насилии предстают перед специальной комиссией, которая имеет право понизить обвиняемого в звании или отправить его в отставку, рассказывает подполковник Лиора Рубинштейн, заместитель советника главнокомандующего по женским вопросам.

По ее словам, на этом основании были отправлены в отставку многие кадровые офицеры.

"Должна вам сказать, что когда призывали меня, ни о чем подобном не говорилось, - рассказывает подполковник Рубинштейн, служащая в армии уже 20 лет. - Мы об этом ничего не знали. Сейчас офицеры понимают, что мы знаем, чего от них можно ждать".

Тем не менее, защитники прав женщин и прочие наблюдатели говорят, что нежелание обвиняемых, будь то военные или гражданские, признавать свою вину доказывает: хотя закон и обозначил окончание прежней эпохи, еще предстоит многое сделать, чтобы мужчины усвоили новые правила.

Так, генерал Мордехай настаивал, что не совершал ничего предосудительного. "Чем больше дел мы заводим, чем больше женщин обращается с жалобами и не боится, тем скорее будут достигнуты изменения", - говорит Рин Бар-Тал, председатель Израильской женской сети.

Однако госпожа Бар-Тал считает, что пока рано говорить об изменениях в этом все еще патриархальном обществе. "Закон принят, полиция следит за его исполнением, наша судебная система работает, - говорит она. - Я считаю это положительными признаками".

Недавние дела в отношении высокопоставленных чиновников, таких как президент Кацав, выполняющий во многом церемониальные функции, вызвали широкий общественный резонанс.

"Главный этический вопрос состоит в той легкости, с которой уважаемый, обладающий широкими полномочиями начальник может манипулировать смущенной, испуганной и зависимой девушкой, недавно пришедшей на государственную службу", - пишет Авирама Голан в своей статье для ежедневной газеты Haarez, озаглавленной "Все президентские женщины".

Это привело и к более пристальному взгляду на историю страны. Прежние упоминания в школах о том, что мужественность является чертой национального характера, были частью жизни государства, почти беспрерывно находившегося в состоянии войны, рассказывает господин Орен, историк. "Это выражалось в израильском культе силы, который играл четкую роль в создании нации, всегда готовой к войне".

Авигайл Мур, психолог и специалист по противодействию насилию в отношении женщин, глава департамента женских исследований колледжа Тель-Хай, рассказывает о слухах про сексуальные "подвиги", которые популярны в среде высокопоставленных израильских мужчин. "Было широко известно, что их положение дает подобное право".

"Это все представляли в романтическом свете. Девушкам, служившим в элитных подразделениях, внушалось, будто это почетно - вступать в сексуальные отношения с вышестоящим офицером".

Милитаризм в израильском обществе теряет свои позиции в связи с ростом ощущения безопасности и отчасти благодаря западному влиянию. Например, попытки армейского командования запретить мужчинам-военнослужащим оплакивать своих погибших товарищей потерпели неудачу. В прошлом столь явное выражение горя считалось признаком слабости.

Яэль Даян, дочь Моше Даяна и бывший депутат, поддерживала принятие законов против сексуальных домогательств. Она вспоминает, что во время обсуждения законопроекта подвергалась насмешкам со стороны коллег и избирателей-мужчин. Комментарии по этому поводу и отрицательная реакция звучат до сих пор, говорит она.

Она добавляет: "На светофорах люди останавливают меня и спрашивают: "Теперь ты довольна? Добралась до президента".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru