Архив
Поиск
Press digest
15 февраля 2019 г.
20 апреля 2005 г.

Александр Эткинд | Daily Times

Смертельная "Большая игра" Путина

Недавний визит президента Путина на Украину, сцену крупнейшего провала его международной политики, казался маловероятным, учитывая его близорукость во внутренней политике России, где он, похоже, все меньше готов иметь дело с организациями, обладающими хоть какой-то степенью автономии.

Например, Путин недавно отменил выборы в российских регионах. С этих пор президентские назначенцы будут править в стране, не менее разнородной и многонациональной, чем ЕС или США. Это не свидетельствует об утонченном образе мышления.

Действительно, всенародно избранные руководители в России превратились в вымирающий вид. Теперь Кремль будет использовать черную магию манипулирования выборами путем обмана и других средств - которые здесь называются "политтехнологиями" - только для выборов в других странах, поскольку это единственные выборы, о которых Кремлю стоит с этих пор беспокоиться, до такой степени безобидными стали теперь российские избиратели. Отмена региональных выборов оправдывалась необходимостью этой меры для борьбы с терроризмом - цель, которая сейчас в России оправдывает любые средства.

Как могло случиться, что любая современная проблема, в особенности в России, сводится к террористическим атакам и контртеррористическим операциям? Бедность, расизм, идеологическое наследие сейчас так же зримы, как и тринадцать лет назад. Терроризм этих проблем не обострил. Спецслужбы мало что сделали для их решения.

Напротив, "двойной террор", складывающийся из терроризма и контртерроризма, отвлекает внимание общественности от этих проблем, которые, как некоторые из нас еще помнят, собственно, и породили терроризм.

Палестина и Чечня, два очага боли и террористической заразы, не залечились. Их национальная независимость еще более призрачна, чем была до того, как началась эпоха терроризма.

Прошлое, конечно, было далеко от совершенства, но правительства и народы повсюду, кажется, лучше умели переносить поражение. Когда битва была проиграна, начинались переговоры. Эти переговоры в конечном итоге приводили к формированию цивилизованных государств, от Италии в XIX веке и Индии в середине XII до Эритреи ближе к концу прошедшего века.

Попробуйте представить себе Путина главой России в 1920-м, когда Польша получила независимость от России, или в 1991-м, когда этого добилась Грузия. Стал бы он участвовать в мирных переговорах? Сейчас "Большая игра" Редьярда Киплинга, распадаясь, превращается в порочный круг. Спецслужбы реагируют на рост терроризма. Терроризм разрастается, реагируя на усиление спецслужб.

Чем тяжелее рука, тем сильнее сопротивление; чем сильнее сопротивление, тем тяжелее рука. Истинные проблемы погребены под угрозой преступности и терроризма и ошибками спецслужб. С каждым витком круга обе стороны - террористы и спецслужбы - все больше сближаются. В их общих интересах - продолжать игру.

Противоборствующие стороны пользуются одинаковым оружием, разрабатывают одинаковую тактику и исповедуют все более схожие идеи. Так будет продолжаться, пока правила игры не изменятся. Но почему они могут измениться?

В истории России уже была схожая ситуация. В начале XX века социал-революционеры во главе с Евно Азефом организовали ряд террористических атак на государственных чиновников. В какой-то момент Азеф стал двойным агентом. Иногда он мог убить чиновника, неугодного полиции. В следующий раз полиция просто не хотела выдавать своего ценного агента.

Манипулируя друг другом, террористы и представители спецслужб постепенно стали неотличимы друг от друга. Назовем это "эффектом Азефа". Как только подобный альянс сформировался, ничто кроме революции его не нарушит - в описанном случае это была большевистская революция.

Следовательно, игра должна прекратиться хотя бы ради безопасности невинных свидетелей этой игры - всех нас. Если вы не видите в своем сопернике человека, то вы не станете с ним говорить. Вы либо используете его, либо убьете. Таким образом, в центре высокой политики оказывается фигура "другого". Это - "эффект Азефа" в действии.

Большевики сделали это с буржуазией. Фашисты сделали это с евреями. Однако классические империи научились не обращаться таким образом с колонизированными народами. С течением времени они придумали изощренные способы контролировать своих подчиненных, сочетая образование, подкуп и силу. Научившись великому искусству ориентализма, классические империи знали, как поддерживать отношения, в то же время соблюдая дистанцию.

Упразднение демократии в российских регионах, в том числе в регионах с мусульманским населением, таких как Татарстан и Дагестан, - это смертельный ход. Установленный в этих регионах мир был одним из немногих достижений, которыми могла бы гордиться современная Россия.

Что это - суицидальная попытка со стороны Путина? К сожалению, нет. Он обязан Чечне своей политической карьерой так же, как Буш обязан своим президентским креслом Ираку. Однако Чечня при всем при том - маленькая, бедная, нескладная республика. Делая из обширных регионов России новую Чечню, Путин и его клика рассчитывают, что рано или поздно они смогут разыграть свою собственную игру террора и спецслужб с миллионами мусульман на богатых нефтью просторах Евразии.

Александр Эткинд - кандидат психологических наук, доктор философии, доцент Европейского университета в Санкт-Петербурге

Источник: Daily Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru