Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2019 г.
20 августа 2019 г.

Том Парфитт | The Times

Смертоносные пестициды угрожают пчелам России

"Возле каждого из его ульев в российском регионе Башкортостан лежит куча мертвых пчел, разлагающихся в траве, - повествует The Times. - Когда Марат Ахметшин однажды вечером приехал на свою пасеку, он заметил, что некоторые из его медоносных пчел пребывают в муках насильственной смерти. Насекомых трясло, словно от судорог, их крылья застывали в параличе, а затем они падали на землю. (...) Когда 52-летний Ахметшин вернулся на следующее утро, он обнаружил, что погибли десятки тысяч пчел. "Я не мог понять, что происходит", - вспоминает он в интервью.

"Скоро он это узнал. Не сделав предупреждения, фермер в полутора милях отсюда опрыскал рапсовое поле смертельным пестицидом. Рапс еще не зацвел, но пчелы Ахметшина летали туда собирать нектар с сорняков, которые росли вдоль поля. "Они сразу же отравились", - рассказывает он.

"Это - лишь один из тысяч подобны случаев, произошедших этим летом по всей России: по оценкам экспертов, было уничтожено, по меньшей мере, 80 тыс. пчелиных семей. Отчаявшиеся пчеловоды призывают правительство ужесточить контроль над инсектицидами и гербицидами, которые фермеры в больших дозах рассеивают на новые, незнакомые культуры в свете того, как Россия переживает сельскохозяйственный бум, вызванный западными санкциями, - пишет автор публикации Том Парфитт. - После того, как ЕС и США ввели санкции в отношении России за аннексию Крыма в 2014 году, Москва ответила ограничениями на импорт западных продуктов питания. Это привело к официальной политике поощрения "импортозамещения" - мер, которые вызвали увеличение объемов внутреннего сельскохозяйственного производства, особенно зерна и свинины".

"Тридцать из 110 пчелиных семей Ахметшина полностью вымерли из-за пестицидов, а в остальных ульях было уничтожено множество рабочих пчел, что лишило их возможности собирать пищу", - говорится в статье. "В течение месяца два с половиной миллиона моих пчел погибли, и я потерял весь ежегодный сбор меда, около 2,5 тыс. кг", - говорит Ахметшин. По его оценкам, потеря обошлась ему в 500 тыс. рублей (6, 2 тыс. фунтов стерлингов). "Я кормлю выживших прошлогодним медом, но я рассчитываю потерять еще 20 ульев, потому что при нехватке рабочих пчел королевы погибнут".

Республика Башкортостан, славящаяся своими знаменитыми традициям пчеловодства, "является одним из тридцати пострадавших российских регионов. Этим летом в восьми районах Башкортостана произошла массовая гибель людей", передает The Times.

"Рустем Резбаев, один из крупнейших производителей в республике, имеет 1 тыс. ульев и говорит, что в этом году из-за инсектицидов потерял половину своего ежегодного сбора меда. "Это огромная потеря, - признается он. - Крупные сельскохозяйственные компании рассматривают пчеловодство как хобби, а не серьезный бизнес, и относятся к нам с презрением".

"Пчеловоды организовали встречу возле города Нугуш, чтобы обсудить свой гнев и раздражение. Алексей Николенко, эксперт по пчелам из Института биохимии и генетики в столице Башкортостана Уфе, назвал ситуацию катастрофой. Проблема заключается в появлении рапса как новой и прибыльной культуры, выращиваемой в республике и по всей России на экспорт. Рост урожая зерновых в России в 2016 и 2017 годах привел к снижению цен и побудил фермеров искать более выгодные альтернативы. Рапс оказался сильным соперником из-за высокого спроса на него со стороны Китая и Монголии", - говорится в статье.

"Российский сектор агробизнеса, однако, не знаком с этой культурой, используемой для производства растительного масла и биотоплива, и перестраховался, применяя чрезмерно много химических веществ. К ним относятся инсектициды, такие как неоникотиноиды, которые были запрещены в ЕС в 2013 году, но являются законными в России при условии соблюдения определенных мер предосторожности, таких как нераспыление в течение дня или в ветреную погоду. Фермеры иногда игнорируют эти правила и законы, которые обязывают их заранее предупреждать об использовании пестицидов, чтобы пчеловоды могли закрыть или переместить ульи. Николенко говорит, что правительство должно вмешаться, чтобы обеспечить соблюдение правил, остановить использование самых вредных химических веществ и субсидировать селекционное разведение пчел", - подчеркивается в статье.

"Приоритетной задачей является и защита генетических преимуществ местных башкирских пчел, - пишет The Times, отмечая, что "в предгорьях Уральских гор на юге республики обитает уникальная популяция бурзянских темных лесных пчел", а местные жители сохраняют бортнической метод пчеловодства в дуплах деревьев, "который восходит, по крайней мере, к средневековью".

"(...) Бурзянские пчелы собирают нектар липового цвета, поэтому они не подвержены воздействию химикатов, распыляемых на коммерческих культурах в степи. Вместо этого они сталкиваются с другой опасностью", - говорится в статье.

"Все чаще мы наблюдаем, как в регион импортируются карпатские и кавказские пчелы, - говорит Михаил Косарев, директор заповедника Шульган-Таш. - Их в три раза дешевле купить, но они спариваются с нашими пчелами, и гибридизация ослабляет характеристики, которые помогают им выживать здесь: их устойчивость к нашим суровым зимам и особая способность использовать короткий период цветения липы".

"Пчеловоды хотят, чтобы чиновники ограничивали перемещение пчел из их родных мест в регионы, к которым они менее приспособлены", - говорится в статье.

"Для бортевика в третьем поколении, такого как 52-летний Сынтимер Исянгужин, угроза существенна - как для него, так и для лесных пчел, с которыми он поддерживает особые, симбиотические отношений. "Очень жаль, когда пчелы умирают", - сказал он, готовясь карабкаться к дуплу. - Пчелы помогают природе, и они помогают нам. Они обеспечивают пропитание, они опыляют посевы. Наша судьба тесно связана".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru