Архив
Поиск
Press digest
15 ноября 2019 г.
20 декабря 2007 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Time коронует царя или фантом года?

Американский журнал Time в 2007 году избрал "Человеком года" Владимира Путина, и эта тема сегодня в фокусе внимания журналистов. Уважаемое издание имеет полное право оценивать мировые события, не связывая себя какими бы то ни было принципами. Однако мантра российской стабильности, которую в унисон повторяют западные правительства, обманчива, полагают некоторые наблюдатели.

Главный редактор журнала Time Ричард Стенгел поясняет, почему "Человеком года" избран российский президент.

В течение большей части XX века Советский Союз отбрасывал на мир зловещую тень. Он был злым братом-близнецом Соединенных Штатов. Но после падения Берлинской стены Россия отошла в сознании американцев на дальний план - мы погрязли в собственной политической жизни, где противостоят друг другу полярные точки зрения. Россия также утратила свое место в великой геополитической игре: ее значимость стала мизерной не только по сравнению с США, но и с такими растущими колоссами, как Китай и Индия. Однако подобный взгляд на Россию всегда был наивным. Россия занимает центральное место в нашем мире, а также в новом мире, который нарождается сейчас. Это самая большая страна на планете, у нее 4200-километровая граница с Китаем, значительную долю ее населения (причем довольно беспокойную) составляют мусульмане; Россия располагает крупнейшим в мире запасом оружия массового поражения и смертоносным ядерным арсеналом; по добыче нефти она вторая в мире (первая - Саудовская Аравия); и, кроме того, Россия непременно участвует в игре на Ближнем Востоке, что бы там ни происходило. По всем этим причинам, если Россия потерпит неудачу, за положение дел в XXI веке не сможет поручиться никто. А если Россия состоится как национальное государство в семье наций, ее успех в значительной мере будет заслугой одного-единственного человека - Владимира Владимировича Путина.

Титул "Человек года журнала TIME" не является почестью и никогда таковой не был, подчеркивает главный редактор. Его присвоение - не знак одобрения и не победа в конкурсе популярности. В лучшем случае это трезвое признание реального состояния нашего мира, а также самых могущественных конкретных лиц и сил, которые формируют этот мир, изменяя его к лучшему или к худшему. В конечном итоге звание "Человек года" дается за лидерство - смелое лидерство, перекраивающее мир. Путин - не бойскаут. Он не демократ в любой западной интерпретации этого термина. Он не образец свободы слова. Он олицетворяет прежде всего стабильность - стабильность, которой отдается предпочтение перед свободой, стабильность, которой отдается предпочтение перед правом выбора, стабильность в стране, которая сто лет ее почти не видала.

Журнал Time публикует также фрагменты беседы с Путиным, которая предшествовала присуждению звания "Человек года". 12 декабря главный редактор Джон Хью, управляющий директор Ричард Стенгел, заместитель главного редактора Ади Игнатиус и корреспондент в Москве Юрий Зарахович встретились с Путиным на президентской даче: беседа продолжалась три с половиной часа, сообщает издание.

"Как человек, всю жизнь прослуживший в КГБ и выросший в Советском Союзе, стал поборником свободного рынка?" - спрашивали, в частности, журналисты. - "Не нужно быть большим докой, чтобы понять и увидеть очевидные вещи, что рыночная экономика имеет большие преимущества по сравнению с плановой. Рост составляет 7% ежегодно за последние семь-восемь лет. Мы полностью избавились от долгов. У нас рост реальных доходов населения в среднем ежегодно составляет примерно 12%. Это самое главное для меня", - отвечал Путин. - "Вы, должно быть, считаете, что вам повезло, что цены на нефть столь высоки". - "Везет дуракам, а мы работаем с утра до ночи", - парировал президент.

Кроме того, Time печатает интервью с бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером, который хорошо знаком с Владимиром Путиным. Корреспондент Time встретился с Киссинджером в Вашингтоне и обсудил недавние шаги российского президента и его наследие, а также вопрос о том, как следует США общаться с вновь окрепшей Россией.

На вопрос об ограничении политических и гражданских свобод в России Киссинджер отвечает так: "Важно понимать, что являет собой Путин. Путин - это не Сталин, который считал необходимым уничтожать всех, кто потенциально в отдаленном будущем мог разойтись с ним во мнениях. Путин - человек, который хочет сконцентрировать в своих руках власть, необходимую для выполнения его неотложной задачи. Соответственно, мы не наблюдаем общей атаки на гражданские свободы. Но мы все же видим нарушение гражданских свобод групп, которые с точки зрения Путина представляют угрозу для его режима. Процесс неравномерен. Телевидение контролируется - газеты в существенной мере свободны. Но идея, что Америка посредством угроз способна изменить внутреннюю структуру России, - это приглашение к перманентному кризису. Америка должна отстаивать демократические ценности, ей также следует стремиться к отстаиванию прав человека. Но ей нужно соотносить эти цели с другими задачами".

"Он, вероятно, будет считаться основополагающей фигурой в истории своей страны, но он не демократ", - заключает патриарх американской политики.

Один из откликов на присуждение звания "Человек года" - в издании Boston Herald: "Маккейн рассердился на парня с обложки Time".

Выбор журнала Time, пишет издание, вызвал гнев кандидата в президенты США от Республиканской партии, сенатора Джона Маккейна, который на встрече с редакцией Herald сказал, что человеком года должен был стать генерал Дэвид Петреус, командующий американскими войсками в Ираке. Что касается Путина, Маккейн, пародируя высказывание Джорджа Буша о российском лидере, сказал: "Я посмотрел ему в глаза и увидел там три буквы - К, Г и Б".

Итальянская la Repubblica считает: тот факт, что главной мотивацией признания стал тезис "вернул порядок ценой свободы", напоминает мотивации, относившиеся к Адольфу Гитлеру, "человеку 1938 года", и потом, дважды, к Иосифу Сталину, в 1939 и 1942 годах, и это немного смущает американский журнал, отдавший предпочтение новому царю, а не второму в классификации Альберту Гору, или китайскому премьеру Ху Цзиньтао, или "маме" Гарри Поттера, Джоан Роулинг, написавшей, как она и обещала, последнюю главу саги о юном волшебнике. В списке рассматривавшихся кандидатур были и персонажи скромного исторического значения, такие как Бритни Спирс или Бэрри Бондс, баскетболист, уличенный в приеме анаболиков, но Путин победил благодаря неотразимому обаянию "человека порядка". И, возможно, благодаря ностальгии по добрым временам мирового российско-американского кондоминиума, иронизирует итальянский журналист.

Соня Марголина назвала свой комментарий в немецкой Der Spiegel "Путин - фантом года". Уважаемое издание имеет полное право оценивать мировые события, не связывая себя какими бы то ни было принципами, полагает она. Однако мантра российской стабильности, которую в унисон повторяют западные правительства, обманчива, утверждает автор. На самом деле это не Путин - а Его Величество Случай. Путину невероятно повезло. Его президентство совпало с ростом цен на энергоносители. Однако условия для роста экономики были созданы еще при Ельцине. Скоро мы увидим, удержит ли Путин в своих руках птицу счастья, которая сделала персоной 2007 года неизвестного сотрудника невидимого фронта холодной войны.

Традиционно едким эссе разразился Андре Глюксманн в Corriere della Sera, назвав его "Аморальный выбор, продиктованный страхом". Французский философ и публицист пишет: Time прекрасно понимает, что его выбор спровоцирует скандал, и это поистине великолепный рекламный ход!

"Человек года" - не бойскаут, не демократ, он относится к числу сильных мира сего, которые формируют судьбу мира "в радости и в горе". Time осмотрительно не уточняет, каким может быть это "горе", но читатель может его себе представить. Журналисты Time стараются определить, какую "радость" принес Путин своему народу и миру: "стабильность", которой Россия не знала на протяжении столетия. "Сначала порядок, потом свобода". Это означает, что выбор журнала Time одновременно наивный, иррациональный и аморальный. В действительности не бывает стабильности, когда различные мафиозные кланы, находящиеся у власти, разрушают и уничтожают друг друга в тени Кремля.

Кроме того, пишет Глюксманн, придется игнорировать сведение счетов, заказные убийства, задержания, особые курсы лечения в психиатрических клиниках и необоснованные ссылки (Ходорковский), чтобы называть "стабильностью" атмосферу постоянного запугивания, сопровождающую раздел богатств между олигархами и высокопоставленными сотрудниками ФСБ. Наконец, придется не слушать ум и сердце и заставить замолчать свою душу, чтобы короновать как гаранта мировой безопасности автократа, исповедующего кредо "кто рождается чекистом, чекистом и умирает" и непоколебимые исторические убеждения.

Не будем разубеждать Time в том, что, подавляя свободу, оппозицию, свободную информацию, гуманитарные неправительственные организации, Путин обеспечивает "безопасность" потенциального порохового погреба, пишет автор. Все диктаторы, давние и современные, легендарные и кровавые, пели гимны безопасности. Откройте книгу по истории, оставьте в стороне сказки, и вы поймете, что Путин вовсе не волшебник из страны Оз и что Time заслуживает ослиных ушей или же лавров иронии, которую редакция не может оценить. Посмотрите на обложку Time, загляните в глаза холодной рыбы года - это смерть на вас смотрит. Она оглядывает вас со своего трона с головы до ног. Читайте Time Magazine - с вами говорит тупость.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru