Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
20 февраля 2006 г.

Флориан Хассель | Frankfurter Rundschau

Новая охота на ведьм

Кремль неуклонно преследует российских правозащитников, так как они пытаются противиться произволу властей

Юрист Николай Скачков на службе в прокуратуре, милиции и в финансовом управлении нажил себе немало врагов. Меньше - среди населения, больше - среди своих начальников. В Саргатском, райцентре Омской области с 10-тысячным населением, в двух с половиной тысячах километрах от Москвы, за уклонение от уплаты налогов он, например, привел в суд любовницу прокурора. Когда Скачков уходил с государственной службы, бывшие начальники поклялись ему отомстить.

Когда загорелся дом директора финансового управления, Скачкова, якобы поджигателя, бросили в тюрьму. Позже подкупленные свидетели обвинения взяли свои показания обратно. Однако вместо того, чтобы освободить Скачкова, прокурор и судья отправили его в закрытую психиатрическую лечебницу. В психиатрической больнице Омска послушные эксперты подтвердили у активного правозащитника паранойю и невменяемость. Следующие полгода Скачкова держали под стражей, и, лишь потеряв 19 килограммов веса и пять зубов, он был освобожден, а позже реабилитирован. Произвол стал для Скачкова основанием, чтобы организовать в Саргатском первый комитет по защите прав человека.

Независимая психиатрическая ассоциация России, где Скачков был обследован в начале февраля, подтвердила его полное психическое здоровье. "В Советском Союзе тысячи политических противников или назойливых граждан отправляли в психиатрические больницы, - говорит Любовь Виноградова из Независимой психиатрической ассоциации. - Наше объединение возникало как ответ на те злоупотребления. Теперь мы видим, как власти все чаще возвращаются к старым репрессивным методам".

Те же тенденции отмечают и правозащитники, которые участвуют в открытых судебных процессах, защищая права солдат, заключенных, сирот из закрытых учреждений или жертв чеченской войны. Все они находятся в сложном положении, так как президент Владимир Путин после мирных революций в Грузии и на Украине стал бояться правозащитных организаций в России.

Кремль уже пошел в наступление. Российская секция ПЕН-клуба, которая выступает за свободу слова, стала одной из первых мишеней. Писательский союз располагается в старом кирпичном доме на краю московского центра. Рядом шумят экскаваторы, которые копают котлован под новый шикарный торговый центр. В своем кабинете, переполненном книгами и газетами, на втором этаже ПЕН-клуба сидит Александр Ткаченко.

В ноябре прошлого года ПЕН-клуб выразил резкий протест против закона о неправительственных организациях. "Теперь мы расплачиваемся за это", - говорит Ткаченко. ПЕН-клуб обязали доплатить земельный налог за несколько лет, хотя и здание, и земля, на которой оно стоит, принадлежит не ему, а городу. Эта выплата разорит союз. "Есть много методов, чтобы угробить правозащитные организации, - говорит Ткаченко. - В нашем случае Кремль избрал экономический вариант".

В случае Московской Хельсинкской группы, старейшей российской правозащитной организации, Кремль прибег к дискредитации. 22 января государственный телеканал "Россия" показал в прайм-тайм фильм о мнимых английских шпионах, действующих в Москве. Как было сказано, один из них якобы связан "с несколькими российскими неправительственными организациями", которым он передавал деньги. Фильм базировался исключительно на материалах спецслужб. Вывод гласил: России в качестве правозащитников нужны "непродажные люди, которых волнуют интересы своей родины, а не чужой страны".

Людмиле Алексеевой, седовласой председательнице Хельсинкской группы, кажется, что она вновь оказалась в 1970-х годах, на которые пришлось время ее диссидентства. "Тогда КГБ клеветал на меня и утверждал, что я получаю деньги от ЦРУ, сегодня - якобы от британских спецслужб, - говорит Алексеева. - Мы и в самом деле получали деньги от британского посольства - в данном случае 33600 евро за исследование о положении в российских тюрьмах".

Российский президент Владимир Путин активно участвует в кампании против правозащитных организаций. "Мы видим, что неправительственные организации финансируются по каналам спецслужб. В этом случае никто не имеет права утверждать, что деньги не пахнут", - сказал он. Новый закон о неправительственных организациях должен защитить страну "от вмешательства иностранных государств во внутреннюю политику Российской Федерации". Эта "защита" должна быть возложена на российские спецслужбы.

Затем в начале февраля президент дал старт новой охоте на ведьм - на так называемых внутренних врагов. Кампания не прошла без последствий, беспокоится правозащитница Алексеева. "Многие россияне все еще считают, что мы окружены врагами и в стране полно шпионов и предателей". Так, в декабре 2005 года, как показал опрос независимого Центра Юрия Левады, 53% россиян полагало, что, действуя против правозащитных организаций, Кремль защищает страну от иностранного вмешательства или террористической идеологии.

В том, что Путин, как он сообщил уже в конце июля 2005 года, хочет запретить иностранную финансовую поддержку российским общественным организациям, нет ничего странного. "Почти все известные правозащитные организации полностью зависят от иностранного финансирования. Путин хочет перерезать нам живительную артерию", - говорит Виноградова из психиатрической ассоциации.

"В России правозащитники защищают отдельного человека от произвола властей. Конечно, государство не даст на это никаких денег, - добавляет Людмила Алексеева их Хельсинкской группы. - Несколько лет назад нас начали поддерживать российские бизнесмены. Однако после осуждения бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского они пошли на попятный и открыто сказали нам, что проблемы им не нужны".

Наглядный урок правозащитникам преподали чиновники из Нижнего Новгорода. 3 февраля там состоялся суд над Станиславом Дмитриевским, председателем общества русско-чеченской дружбы, который был приговорен к двум годам лишения свободы условно. В приговоре говорится, что Дмитриевский способствовал "разжиганию межнациональной розни", опубликовав призывы руководителей чеченских мятежников к мирным переговорам.

Получая финансовую поддержку от Европейского союза и американского Национального фонда за демократию, Дмитриевский возглавляет единственную независимую службу, которая распространяет информацию о продолжающейся чеченской войне (www.ria.hrnnov.ru). "Если моя апелляция будет отклонена, я буду вынужден покинуть обществj дружбы, это для меня как запрет на профессию", - говорит он. Ведь если 10 апреля вступит в силу новый закон о НПО, то в соответствии с ним Дмитриевский, имея непогашенную судимость, утратит право возглавлять правозащитную организацию.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru