Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
20 февраля 2006 г.

Аркадий Островский | Financial Times

Российский Феникс борется за то, чтобы остаться свободным

Если бы все было так, как хотелось Вячеславу Брешту, на этой неделе он был бы в Лондоне, убеждая потенциальных инвесторов купить акции его компании, впервые выставившей свои акции на бирже.

Как совладелец "ВСМПО-Ависма", крупнейшего производителя титана в мире, он сказал бы им, что его бизнес охватывает почти 30% мирового рынка, что он поставляет 30-60% всего титана, используемого Boeing и Airbus и что его предприятие более прибыльно, чем у любого из его международных коллег. Он также объяснил бы, что ВСМПО, в свое время секретный завод советской армии, сейчас является прозрачно управляемой компанией с хорошими перспективами роста.

Вместо этого он и его деловой партнер сидят в окопах, отражая тайные попытки российского государства установить контроль над их компанией. Запланированное первичное размещение акций (IPO) было отложено, и два крупнейших клиента, Boeing и Airbus, нервничают.

"Они продолжают спрашивать нас, что происходит: и это в то время, когда мы должны были подписывать долгосрочные контракты", - говорит Вячеслав Тетюхин, совладелец предприятия.

Между тем происходящее похоже на новый пример того, как государственная компания пытается подмять под себя частный бизнес под лозунгом "защиты национальных стратегических интересов". Кремль уже взял в свои руки контроль над некоторыми крупнейшими компаниями страны, включая ЮКОС и "Сибнефть". В прошлом году он потратил 23 млрд долларов на приобретение новых активов. Сейчас он пытается расширить влияние за счет других отраслей.

Угроза исходит со стороны "Рособоронэкспорта", государственного агентства по экспорту вооружений, которое уже захватило контроль над "АвтоВАЗом", автопроизводителем, в котором у него не было доли. Вероятно, что оно попытается установить такой же контроль над "КАМАЗом", производителем грузовиков. А следующей мишенью видится ВСМПО.

При доходах в 230 млн долларов от продаж в прошлом году титановая компания - это редкий пример того, как предприятие советской эры смогло трансформироваться в глобально конкурентоспособный бизнес. Однако эта история также иллюстрирует незащищенность прав собственности в России и хищнические инстинкты государства.

Предприятие ВСМПО, надежно укрытое Уральскими горами и хорошо охраняемое КГБ и армией, было частью советского военно-промышленного комплекса. Оно изготавливало сплавы, которые использовались при производстве советских подлодок и ракет, и к 1989 году оно выдавало в 2,5 раза больше титана, чем остальные производители всего мира, вместе взятые.

Однако, когда СССР рухнул в 1991 году, военные заказы исчезли вместе с охраной КГБ. Как и остальная советская промышленность, ВСМПО оказалось на грани исчезновения.

"Когда я впервые вошел в ВСМПО, никто не работал - люди кипятили чай на плитках, которые принесли с собой", - говорит Брешт.

Чтобы спасти завод, сотрудники позвали Владислава Тетюхина, известного ученого, который в 1957 году изготовил первый слиток титана в ВСМПО. Позднее за свою работу он был награжден орденом Ленина.

Чтобы выжить, завод выпускал сковороды и ведра из алюминия - и, самое важное, титановые лопаты, которые стоили всего 3 рубля. Поняв, что российский рынок практически мертв, Брешт и Тетюхин, которые смогли консолидировать контроль над заводом, полетели в США, чтобы изучить спрос на российский титан.

Они потратили несколько месяцев, чтобы посетить как можно больше конструкторских компаний и потребителей титана, включая Rockwell, General Electric и Boeing.

Американские компании отнеслись к бывшим противникам по холодной войне с понятной подозрительностью. "Мы сказали им, что можем продавать им титан в полцены от того, что они платят в США. Все, что мы хотели, - это чтобы они приехали и посмотрели наш завод", - рассказывает Брешт. Они это сделали, и после тщательной проверки в 1998 году ВСМПО подписал первый контракт с Boeing.

Примерно в то же время предприятие пережило столкновение с Михаилом Ходорковским, бывшим владельцем ЮКОСа. "Менатеп", холдинговая компания, контролирующая "Ависма", поставщика сырья для ВСМПО, нацелилась на ВСМПО. В итоге, однако, Ходорковский переключился на нефть и продал "Ависма" ВСМПО.

К 2003 году объединенная компания перешагнула за 400-миллионный (в долларах) рубеж и принесла 40 млн долларов дохода. Владельцы начали думать про IPO.

Именно тогда Виктор Вексельберг, один из самых богатых людей в России, интересы которого простираются от нефти до алюминия, решил начать захват ВСМПО. "Ренова", его холдинговая компания, купила 13,4% акций "ВСМПО-Ависма" у руководства и подписала контракт под названием "русская рулетка" с Брештом и Тетюхиным. Он позволял любому из трех акционеров продать свою долю двум другим по любой цене. Если другие акционеры не могли ее выкупить, они должны были продать ему свои доли по той же цене.

Год спустя Вексельберг предложил продать свою долю по 96 долларов за акцию - намного ниже рыночной цены. "Вексельберг просчитал, что Тетюхин и Брешт не смогут найти наличных, чтобы заплатить ему, и будут вынуждены продать свои акции по этой цене. Вот почему цена предложения была такой низкой", - говорит источник, близкий к Вексельбергу.

Но тактика Вексельберга обернулась против него, когда консорциум инвесторов во главе с "Ренессанс-капитал", инвестиционным банком в Москве, пришел на выручку и одолжил деньги контролирующим акционерам. Вексельберг был вынужден продать свою долю по низкой цене, хотя это решение оспаривается в нескольких арбитражных судах. Доли Брешта и Тетюхина сейчас заморожены.

Битва за ВСМПО тем временем привлекла внимание силовиков, сторонников жесткой линии с опытом работы в вооруженных силах и службах безопасности. Не участвовавшие в основных приватизациях 1990-х годов, многие из них пытаются нагнать упущенное. Однако их произвольное вмешательство в частный сектор сейчас стало одним из самых крупных рисков для российской экономики.

По словам одного человека, близкого к "Ренове", Вексельбергу сообщили, что правительство никогда не позволит владельцам выставить акции компании на фондовой бирже из-за ее стратегической важности для страны. Если бы "Ренова" консолидировала контрольный пакет акций в "ВСМПО-Ависма", она могла бы стать частью крупного принадлежащего правительству консорциума.

Вскоре после этого интерес к ВСМПО начал проявлять "Рособоронэкспорт". Сергей Чемезов, глава экспортного агентства, как-то пригласил Брешта на встречу.

"Это был очень обобщенный разговор - он не сделал мне никаких предложений по выкупу моей доли, - рассказал Брешт. - Он просто говорил об усилении роли государства в корпорациях".

В прошлом месяце, однако, "Рособоронэкспорт" объявил о создании совместного предприятия с малоизвестной частной торговой компанией с целью "координации металлургических предприятий в сфере стали и сплавов, предназначенных для аэрокосмического и оборонного оборудования" и с целью "предотвращения узурпации предприятий металлургического сектора различными организациями, включая те, что действуют в интересах иностранного капитала и используют незаконные методы".

Российские газеты сообщили, что "Рособоронэкспорт" готовится купить контрольный пакет акций ВСМПО, а "Рособоронэкспорт" этого не отрицал.

Через две недели Борис Алешин, глава федерального агентства по промышленности, заявил, что правительство заинтересовано в получении доли в "ВСМПО-Ависма" и хочет интегрировать предприятие в холдинговую компанию (позднее он пытался отказаться от этого заявления).

"Рособоронэкспорт" от комментариев отказался, однако человек, близкий к компании, сообщил: "Титан - это стратегический актив. Если он окажется в руках иностранцев, они не будут продавать его нам за копейки. Титан нужен для разработок в нашей аэрокосмической индустрии. Зачем нам нужны иностранцы?"

Тетюхин не согласен: "Мы покрываем потребности российской авиации на 100%, и это нонсенс, что мы сможем выжить без иностранных заказов".

Интересу государства к ВСМПО сопутствовало начало незапланированной налоговой проверки компании, которая длится до сих пор. Генпрокуратура тем временем начала расследование структуры акций компании, вероятно, в связи с тем, что когда-то акции компании принадлежали "Менатепу".

Тетюхин и Брешт говорят, что они не готовы продать бизнес. "Как я могу продать его? Это все равно, что продать собственную жену", - возмущается Тетюхин.

Но после заключения Ходорковского и экспроприации его компании "Роснефтью", государственной компанией, а также учитывая прошлый опыт "Рособоронэкспорта" в установлении контроля над компаниями, акциями которых агентство не владело, становится понятно, почему владельцы, а также клиенты ВСМПО не чувствуют себя в безопасности.

Тетюхин, энергичный подтянутый 73-летний мужчина, пытается понять, что же произошло. "Мы прошли через период, когда действительно боролись за выживание и могли умереть. Так почему они не появились тогда, чтобы помочь нам? Почему их патриотические чувства проявились только сейчас, когда компания приносит доход, когда она вычищена и реструктуризирована?"

Тетюхин отмечает, что ВСМПО сделал все, чего Путин требовал от российского бизнеса: удвоил производство, переходит на продукцию с более высокой добавленной стоимостью и конкурирует на мировой арене.

"Мы изготавливаем важнейшие части самолетов - наша ошибка может стоить тысячи жизней, - указывает он. - Наш бизнес построен на доверии, и мы много работали над тем, чтобы завоевать его. Пугает не то, что кто-то хочет установить контроль над нашим бизнесом. Пугает то, что они его уничтожат".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru