Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
20 ноября 2006 г.

Что это - месть? Злоба? Безумие? И почему количество мужчин, убивающих своих детей, похоже, растет?

Это, несомненно, самые жуткие фотографии из всех, с которыми имел дело доктор Кейт Эшкрофт. "Я считаю себя крепким парнем, - задумчиво говорит он. - Мне как судебному психологу приходится иметь дело с убийцами, закоренелыми преступниками, но ничто не может подготовить человека к чистейшему ужасу, который испытываешь, когда смотришь на тела маленьких детей, часто в пижамках, которых убили их собственные отцы".

Доктор Эшкроф, сам отец двухмесячного сына, знает про детоубийства больше других: он изучил более 50 таких случаев в Великобритании.

"Меня по-прежнему охватывает глубокое волнение, на самом деле, даже ужас, когда я смотрю на фотографии невинных детей, убитых собственным папой, - говорит он. - Один особенно жуткий случай, который я изучал, - когда отец воспользовался арбалетом, чтобы убить своих детей. Но жестокий факт заключается в том, что это не спонтанные приступы безумия. Эти преступления почти всегда являются умышленными, часто они спланированы до мельчайших подробностей".

На прошлой неделе стало известно об очередном подобном деле с болезненными и повергающими в трепет деталями. Подозреваемого арестовали после того, как в полицию позвонил человек и сказал: "Я убил всю свою семью". В его доме в Ньюкасле полиция обнаружила тела двоих детей, их матери и ее брата; повсюду были следы отчаянной борьбы.

За неделю до этого после звонка по номеру "999" двое детей в возрасте пяти и трех лет были найдены мертвыми в ванне, наполненной водой, у себя дома в Уэльсе. Полиция сообщила, что их отец арестован и обвинен в убийстве.

Эти случаи - мрачное напоминание о гибели сестер Риас (Ханны, Алисии, Софии и Сайры) и их матери Канезе, которые в этом месяце были сожжены заживо в своем доме в Эккрингтоне, графство Ланкашир. Дом был заперт изнутри, а их отец Мохаммед, которого также нашли в доме, умер от ран до того, как полиция смогла его допросить.

Заголовки на первых полосах создают впечатление, что такие преступления сейчас множатся, но это не новое явление, говорит Эшкрофт.

Криминальная статистика показывает, что в течение десяти лет, с 1992 по 2002 год, жертвами убийств в Англии и Уэльсе становились ежегодно в среднем 78 детей в возрасте до 16 лет. Приблизительно в 70% случаев убийцей является один из родителей, и почти всегда это отец.

Убийство ребенка неизбежно вызывает в обществе сильные эмоции, а уж когда дети гибнут от рук собственных родителей, то тем более. Между тем психологи и офицеры полиции соглашаются в том, что найти общие черты у отцов-убийц чрезвычайно сложно.

"Одним важным общим свойством, которым обладают почти все такие преступники, является то, что до этого они были уважаемыми и хорошо известными членами местного общества, - говорит Эшкрофт. - Неизменно после преступления можно услышать слова шокированных окружающих о том, каким он был "заботливым отцом" и "любящим семьянином". Это само по себе уже очень показательно. Почти все такие люди считают огромной ценностью свою реальную или воображаемую роль в семье. Возможно, самыми существенными факторами, которые могут спровоцировать преступление, является распад семьи, ревность мужа, потребность чрезмерно контролировать членов семьи и крайние формы собственнического инстинкта".

Те, кто убивает собственных детей, часто попадают в одну из двух категорий, говорит профессор Кевин Брауни, директор Центра судебной и семейной психологии Бирмингемского университета. Одни, и их меньшинство, страдают от расстройств личности - это душевнобольные. Другие, и их большинство, уже раньше прибегали к насилию или проявляли жестокость - это так называемые "люди, в целом склонные к насилию".

У представителей обеих групп часто было трудное детство, в результате чего они особенно остро переживают чувство ревности и страх оказаться брошенными.

"Иными словами, если жена угрожает от него уйти, это может вызвать у мужчины сильнейшую реакцию, вплоть до желания убить ее и детей", - говорит профессор Брауни.

В Америке, где происходит в среднем 10 подобных преступлений в месяц, тщательное изучение вопроса позволило профессору Бостонского университета Джеку Левину, всемирно известному эксперту по вопросам "истребления семьи", выделить две категории детоубийств. Первая - "альтруистические" убийства, совершенные из ложно понятой любви, вторая - убийства из мести, совершенные в гневе.

В случае так называемого "альтруистического" убийства отец приходит к выводу, что жить не стоит, и при этом не хочет оставлять на этом свете детей и жену. Пожелав лишить себя жизни, он как кормилец и человек, отвечающий, по его собственному убеждению, за благополучие своих детей, решает избавить их от страданий, на которые они обречены, если будут расти без отца, и позора, который ждет их как детей самоубийцы.

Однако гораздо более распространены убийства из мести, которые методично совершаются отцом, винящим во всех своих бедах свою супругу, - такая реакция часто бывает вызвана разъездом пары или разводом.

"Мужчина чувствует, что жена от него сбежала, и хочет уничтожить все, что она любит. В том числе детей", - объясняется профессор Левин.

Психологи единодушно признают, что большинство женщин, убивших своих детей, страдают серьезными психическими заболеваниями, а вот среди отцов-убийц больные встречаются редко.

"Мужчины и женщины на протяжении своей жизни часто переживают тяжелые ситуации, такие, как разрыв отношений или финансовый крах, и у них вырабатываются стратегии поведения, позволяющие справиться с трудностями, - говорит доктор Алекс Йеллоулес, консультант-психиатр и директор по медицине больницы Прайори в Глазго. "Женщины склонны поговорить с друзьями, пойти и напиться или, может быть, отрезать рукава от костюма своего мужа. Но есть люди, в особенности эти горе-отцы, у которых не выработались такие защитные механизмы. У них низкая самооценка, они стремятся все контролировать и с трудом могут примириться с тем, что их отвергли. Они не могут об этом поговорить, потому что это равносильно признанию поражения, а это для них неприемлемо. Они чувствуют, что их смертельно унизили, и отвечают актом последнего мщения: "Если эти дети не могут быть со мной, пусть они не достанутся никому". Они знают, что мать будет страдать всю оставшуюся жизнь, если убить детей и оставить ее в живых".

Именно эта откровенно эгоистичная жестокость детоубийц кажется многим особенно отталкивающей. Так что когда дело доходит до суда, линия защиты практически неизбежно сводится к признанию преступника невменяемым. Однако психолог, эксперт и свидетель по одному подобному делу не верит в такую аргументацию.

"Не надо заблуждаться, - говорит он, - эти люди знают, что хорошо и что плохо. Их поступки тщательно спланированы. Кто-то из них может быть ненормальным, но в целом об этом речь не идет. У них может быть депрессия. Они могут быть недовольны жизнью. Возможно, они потеряли близкого человека или работу, которая много для них значила. Истребление собственной семьи является для такого убийцы способом снова взять жизнь под свой контроль. Это методичные убийства, совершенные рациональными, любящими отцами. И именно это - самое ужасное".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru