Архив
Поиск
Press digest
22 апреля 2019 г.
21 апреля 2005 г.

Шихоко Гото, UPI | The Washington Times

Дело ЮКОСа пугает инвесторов

Российские власти, как ожидается, вынесут вердикт в отношении нефтяного магната Михаила Ходорковского 27 апреля, и многие аналитики предполагают, что это будет обвинительный приговор.

В прошлый понедельник мультимиллиардер выступил со своим последним заявлением, а группа его адвокатов попыталась сделать все возможное, чтобы вывести это дело за пределы страны, предупреждая: то, что происходит с компанией 42-летнего Ходорковского, может случиться с любой другой российской компанией.

На повестке дня - вопрос о том, причастен ли бывший глава энергетического гиганта ЮКОС к корпоративному мошенничеству, неуплате налогов и другим беловоротничковым преступлениям. С момента ареста в октябре 2003 года - с тех пор человека, некогда считавшегося самым богатым в России, держат в тюрьме - и до последнего дня 10-месячного процесса он оставался непреклонным и настаивал на своей невиновности.

"Я горжусь той работой, которую удалось сделать за минувшие 15 лет, - заявил суду Ходорковский. - Я не разваливал Советский Союз, не разрушал советскую промышленность. Все знают, что я не виновен в тех преступлениях, в которых меня обвиняют: И потому я не намерен просить снисхождения. Позор для меня и моей страны, если по сути законным считается прямой, неприкрытый обман суда прокурором".

На его невиновности настаивает и группа его адвокатов, которые утверждают, что ни одно из выдвигаемых против Ходорковского обвинений не доказано, несмотря на согласованные правительственные усилия по поиску инкриминирующих доказательств в течение последних двух лет. Однако даже его адвокаты ожидают обвинительного приговора на следующей неделе - возможно, 10 лет каторжных работ в российской тюрьме.

Есть некая ирония в том, что, когда Ходорковского арестовали, многие критиковали агрессивную манеру, в которой производилось задержание, но не многие за границей и в России сомневались в выдвигаемых Кремлем обвинениях. Предполагалось, что человек с личным состоянием в 15 млрд долларов был виновен. Однако немедленно стали разрастаться сомнения в отношении мотивов российских властей по его обвинению и сокрушению его политических амбиций, так как до своего ареста Ходорковский финансировал оппозиционные политические партии, включая коммунистов, и приобрел права на издание газеты "Московские новости".

Некоторые аналитики, включая Альфреда Рубина, профессора международного права в Университете Туфтса в Бостоне, утверждали, что в этой кампании свою роль мог сыграть даже антисемитизм.

Именно потому, что стремление Кремля держать Ходорковского за решеткой считается политически мотивированным, аналитики сохраняют осторожность по вопросу о вложении денег в российский рынок.

Одна женщина-адвокат в Вашингтоне с тесными связями с ЮКОСом заявила, что в России остаются хорошие инвестиционные возможности, хотя ее рынки менее открыты, чем ранее, в частности, в сферах стратегической важности, таких как сектор природных ресурсов.

Инвестирование в "московскую недвижимость, компьютеры или легкую промышленность: и другие сектора, которые никого не тревожат" может принести прибыль, отметила она, но тут же предупредила, что инвестиции в российские акции могут потребовать быстрого их сброса в случае сгущения туч и что компании, добивающиеся партнерства с местным бизнесом и укоренения в стране, должны быть осторожны в отношении корпоративной практики российского правительства в свете разгрома ЮКОСа.

Действительно, Институт международных финансов, представляющий несколько крупнейших инвестиционных банков в мире, предупредил в прошлом месяце, что приток частного капитала в Россию в этом году ждет "резкое сокращение" из-за опасений в отношении инвестиционного климата и прав собственности.

Подобная озабоченность законностью и корпоративным правлением - это именно то, к чему пытаются привлечь внимание адвокаты Ходорковского.

"Я не хочу полностью отбрасывать Россию" или как-то разубеждать всех инвесторов с тем, чтобы они держались подальше от российских рынков, но вложение денег в страну сопряжено с "высоким риском", подчеркивает Сэнфорд Сондерс, высокопоставленный представитель юридической фирмы Greenberg Traurig.

Своим успехом Ходорковский обязан успешному обогащению во время бурных лет, когда Россия пыталась сбросить наследие Советского Союза и в политическом, и в экономическом отношении. В 1987 году он создал банк "Менатеп", который скупил акции по бросовым ценам в прежде государственных компаниях, ставших в 1990-х объектами приватизации. Затем, в 1995 году, во время государственного аукциона он купил энергетический гигант ЮКОС за 350 млн долларов.

В декабре 2004 года - спустя год после ареста Ходорковского - российское правительство продало с аукциона главное производственное подразделение компании "Юганскнефтегаз" за 9,35 млрд долларов. Аналитики ждут, что в таком же порядке будут проданы и другие подразделения ЮКОСа, а акции, принадлежащие лично Ходорковскому, будут захвачены правительством.

Адвокаты Ходорковского, однако, предпочли на акцентировать внимание на его имущественных потерях, сосредоточившись на упреках в адрес правительства в том, что оно несправедливо относится к их клиенту и так и не смогло доказать его вину.

Эта стратегия привела к росту поддержки Ходорковского в разных структурах, включая международные правозащитные организации, которые обычно приходят на помощь политическим диссидентам, а не бизнесменам, обвиняемым в беловоротничковых преступлениях.

Международная правозащитная организация Amnesty International в своем заявлении указала на политический контекст ареста и преследования Михаила Ходорковского, и на то, что суд над Ходорковским проливает свет на более широкие проблемы судебной системы РФ. Речь идет о независимости судопроизводства, доступе к эффективной юридической помощи, об условиях тюремного содержания, практике пыток и плохого обращения с заключенными с целью получения признаний.

Когда московский суд обнародует свой вердикт, юристы подадут апелляцию, сначала в Верховный суд РФ, затем в Конституционный суд, который является высшей инстанцией в стране. После этого дело может быть передано в Европейский суд по правам человека, говорит Джон Паппалардо, еще один адвокат Ходорковского и сотрудник фирмы Greenberg Traurig в Бостоне.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru