Архив
Поиск
Press digest
11 декабря 2019 г.
21 мая 2007 г.

Иэн Трейнор | The Guardian

Солнце всходит на востоке

Новые члены ЕС начали утверждать свой статус, а в западноевропейских столицах это вызывает легкий переполох.

Воссоединение Европы три года назад было замечательным событием, хотя оно и несколько запоздало. Однако когда места руководителей в Брюсселе рядом с обычными важными персонами из Парижа, Рима и Берлина заняли представители Польши, Словакии, Латвии и им подобные, было неясно, какие изменения привнесут новички в европейскую политику.

Для западных шишек, полагали, мало что изменится. Профессионалы из министерства иностранных дел и по делам Содружества, МИДов Франции и Германии, наряду с эмиссарами Брюсселя продолжают править миром в привычном режиме.

Однако два кризиса, разгоревшихся некоторое время назад, показали, как условия торговли внутри ЕС меняются в результате вступления Польши, Чехии и остальных.

В ходе иракского кризиса в Европе возник глубокий раскол между "стариками" во главе с Жаком Шираком и Герхардом Шредером, которые сформировали антиамериканский блок, и "новичками" в лице восточноевропейских стран, которые стремились отдать должное своим атлантическим инстинктам и продемонстрировать лояльность Америке.

Ширак обратился со знаменитым призывом к представителям Восточной Европы держать при себе свое мнение в отношении Ирака, что стало ярким показателем негодования Западной Европы в адрес Востока. В качестве ответа новички постарались громко донести свою позицию в Совете Европы.

Когда в конце 2005 года возник президентский и демократический кризис на Украине, Европа снова оказалась в трудном положении. На этот раз президенты Польши и Литвы выступили посредниками вместе с Хавьером Соланой, главным комиссаром ЕС по международной политике, что было хорошим исходом беззастенчивой попытки пророссийского лагеря на Украине подтасовать результаты выборов.

Если смотреть из Парижа или Брюсселя, Украина выглядит далеким уголком мира, о котором мы в Западной Европе мало что знаем. Для Польши и Литвы киевский конфликт, безусловно, носил экзистенциальный характер - это их большой сосед, близкий союзник, с которым их объединяет общее прошлое в виде подчинения России.

Благодаря европейскому посредничеству все закончилось хорошо, по крайней мере на некоторое время. Польша все еще жалуется, что если бы не они, Брюссель заключил бы с Москвой грязную сделку, чтобы замять этот кризис в стиле "реалполитик".

Теперь обратимся к событиям этой недели в российской Самаре на берегах Волги, где царил ледяной климат. Стремясь заключить новую крупную сделку с путинской Россией, которая заправляет всем - от газа до прав человека, Ангела Меркель из Германии сталкивается с противодействием новых европейцев, которые твердо настроены подтолкнуть Брюссель к гораздо более решительным, сплоченным и последовательным действиям в отношении России.

Если бы еще оставались какие-то сомнения относительно того, что масштабное расширение ЕС в 2004 году повлияло на европейскую политику, доказательством этого стал бы саммит в Самаре. Изучая "обломки", оставшиеся в результате саммита ЕС-Россия и рассматривая вопрос о том, как вести себя со все более авторитарным и склонным к конфронтациям Кремлем, мюнхенская Sueddeutsche Zeitung пишет:

"Совершенно понятно, что Польша, Латвия, Эстония и Чехия должны быть особенно чувствительны к великодержавным замашкам России. Они долго страдали под давлением Советского Союза. Однако предположение, что Германия ведет примиренческую политику с Россией через голову Польши, указывает, что Польше еще предстоит проделать некоторый путь, прежде чем она станет членом ЕС в подлинном смысле".

Именно подобный снисходительный тон выводит Польшу из себя, вызывая вместе с этим негодование со стороны Москвы. Подобно высказыванию Ширака это не сработает, а только сделает упрямых поляков еще упрямее. Угрозы и запугивание со стороны Москвы в связи с согласием Варшавы и Праги разместить на своей территории систему ПРО Пентагона не менее контрпродуктивны, они только укрепляют Восточную Европу во мнении, что у них есть веские основания разместить у себя американские базы.

Россия просто до сих пор не примирилась с тем, что ее бывшие сателлиты теперь свободные суверенные государства, которые поддерживают ЕС и НАТО. А Западная Европа тоже не спешит воспринимать Восточную Европу всерьез, не веря, что проблемы и комплексы последней должны влиять на политику Брюсселя и европейских столиц или препятствовать ей.

Это могло измениться на этой неделе. Европа, вероятно, успешно выступает в роли мягкой силы. Однако в отношении России она находится в слабой позиции, ей недостает рычагов воздействия, она запуталась, ведет себя непоследовательно и подвержена конфликтам интересов внутри ЕС, в то время как Путин усиливает свои позиции последовательно и систематически на основе простых и грубых факторов - например, путем контроля экспорта газа в Средней Азии, который он обеспечил себе на прошлой неделе.

Однако если Германия в целом испытывает сложности с тем, чтобы услышать Восточную Европу, разговаривая с Москвой, новички имеют благодарного слушателя в лице Меркель: она-то выросла в мире, который ближе к Польше, чем к Франции, и понимает чувства Восточной Европы в отношении России.

В настоящее время Россия держит в руках сильные карты в игре с Европой. Однако Восточная Европа, несмотря на неуклюжую дипломатию, в частности со стороны Польши, намерена использовать свою коллективную силу, проистекающую из членства в ЕС и НАТО, для защиты своих интересов. Она выигрывает в этом споре, вынуждая Западную Европу воспринимать ее серьезнее, и в процессе формирует европейскую политику.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru