Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
21 мая 2008 г.

Константин Акинша | The Wall Street Journal

Музей имени Пушкина планирует спорное расширение

В Россию пришел вирус расширения музеев.

5 мая, за два дня до принесения присяги в качестве президента Российской Федерации, Дмитрий Медведев объявил, что правительство выделит более 4,2 млрд рублей (176,9 млн долларов) на модернизацию почтенного московского Музея имени Пушкина. Он сообщил это, выступая перед попечительским советом фонда музея, который тогда возглавлял. (На этом посту Медведева сменит Эльвира Набиуллина, министр экономического развития РФ). В будущем году музей закроет свои двери для посетителей, а вновь откроется в 2012 году, после завершения реконструкции, - как раз в срок, чтобы отпраздновать свое столетие.

Пушкинский - единственный в российской столице музей, располагающий солидным собранием произведений западного искусства от античности до XX века. Главное здание музея, выстроенное в стиле неоклассицизма, не ремонтировалось капитально с тех пор, как музей открылся, - то есть с 1912 года. Ирина Антонова, которая с 1962 года является директором музея, попросила британского архитектора лорда Нормана Фостера реконструировать и расширить существующий музей. Проект архитектора, представленный попечительскому совету в ноябре прошлого года, предполагает ни больше ни меньше как создание настоящего города-музея - превращение всего квартала в пешеходную зону с садами и бульварами.

Согласно планам лорда Фостера, сам ГМИИ им. Пушкина и окружающие его 12 исторических зданий будут отремонтированы и реконструированы. Будут возведены выставочный корпус, корпус с коммерческими офисными помещениями, административное здание и концертный зал на 600 мест. Кроме того, будут построены впечатляющие подземные объекты, где разместятся кафе и рестораны. В соответствии с проектом выставочные площади музея увеличатся четырехкратно - до примерно 428 тыс. футов. Для сравнения: площадь нью-йоркского Музея современного искусства после расширения составила 125 тыс. кв. футов, а лондонских галерей "Тейт Бритейн" и "Тейт Модерн" вместе взятых - 222812 кв. футов.

Общая стоимость работ пока не оглашена, но, по оценкам некоторых источников, равняется примерно 380 млн долларов. Сегодня Россия летит на гребне нефтяной волны и потому может позволить себе такую роскошь. Однако для этой смелой затеи также понадобятся частные спонсоры. Антонова заключила соглашение с Михаилом Куснировичем, главой компании Bosco di Ciliegi Russia, которая управляет сетью бутиков, специализирующихся на товарах класса люкс. Он получит офисное здание под свою штаб-квартиру взамен на щедрую (правда, ее точная сумма не указывается) спонсорскую поддержку.

А что попадет в новый музейный комплекс? Хороший вопрос.

Музей изобразительных искусств имени Пушкина (таково его полное название) - учреждение довольно странное. В отличие от петербургского Эрмитажа или московской Третьяковской галереи, он был создан не царями или купцами, а советской властью. Сегодня его собрание - странная смесь произведений искусства, когда-то принадлежавшим другим музеям или частным лицам, но конфискованным у них.

Главное здание было построено в качестве музея, существовавшего при Московском университете. Его собрание преимущественно состояло из гипсовых копий античных скульптур. В 1924 году правительство преобразовало этот музей в Московский музей изящных искусств, и гипсовые статуи отодвинули в сторонку, чтобы найти место для полотен из Румянцевского музея (собрания древностей и картин русских и европейских художников в столице страны, которое было упразднено по распоряжению правительства) и частных коллекций, национализированных после революции.

Затем в 1930 году собрание старых мастеров, которое вряд ли могло соперничать с любым солидным европейским музеем, обогатилось произведениями Боттичелли, Кранаха, Пуссена и Давида, переданными из Эрмитажа для повышения престижа Музея изящных искусств. Спустя семь лет правительство Сталина решило в ознаменование столетней годовщины смерти поэта Александра Пушкина дать музею его имя.

Однако самое значимое "обогащение" собрания Пушкинского музея имело место после окончания Второй мировой войны, когда Красная армия захватила в разгромленной нацистской Германии сотни тысяч произведений искусства. В их числе была большая часть картин из Дрезденской галереи, а также "Клад Приама" - изделия из золота и других материалов, которые археолог XIX века Генрих Шлиман обнаружил, по его собственным утверждениям, на месте древней Трои.

В начале XX века два московских купца, Сергей Щукин и Иван Морозов, стали одними из первых собирателей картин Сезанна, Матисса, Пикассо и других художников своего времени. После революции коллекции Щукина и Морозова были национализированы и стали основой Музея нового западного искусства. Но к 1930-м годам модернизм был низведен до положения "упаднического буржуазного искусства", и музей закрыли. В 1948 году его собрание было поделено между Пушкинским музеем и Эрмитажем, что также обогатило сокровища первого.

Еще через год Пушкинский музей вообще был закрыт и превращен в Музей подарков Сталину для экспонирования всех подарков, полученных Великим Вождем от народов СССР и зарубежных стран на 70-летие. В экспозиции имелись примерно 250 статуй и 500 бюстов Сталина, а также редкости вроде его портрета, выгравированного на рисовом зернышке (то был дар китайских коммунистов). Этот музей действовал до смерти Сталина в 1953 году.

Двумя годами позже собрание Дрезденской галереи, местонахождение которого десять лет хранилось в тайне, было выставлено в Пушкинском музее, а позднее возвращено властям Восточной Германии. Вскоре та же судьба постигла большую часть трофеев, вывезенных из восточной части Германии. Однако ценности, принадлежавшие западногерманским музеям и частным коллекционерам, хранились в запасниках, существование которых оставалось в тайне, пока в 1991 году о них не сообщил журнал ARTnews. Некоторые из них в 1995 году были показаны на выставке, но в отличие от произведений из Дрездена, после окончания выставки были не возвращены владельцам, а включены в постоянное собрание.

Сегодня музей находится в странном положении. На золото Шлимана и оставшиеся трофейные полотна претендуют Германия и другие страны, а также наследники жертв Холокоста. Антонова много раз заявляла, что эти произведения никогда не будут возвращены.

Аналогично, наследники Щукина и Морозова с 1950-х годов пытаются вернуть себе шедевры, принадлежавшие их семействам. (В прошлом году российские официальные лица грозились отменить выставку "Из России: шедевры французского и русского искусства 1870-1925 годов", запланированную в Королевской академии в Лондоне, если Великобритания не гарантирует неприкосновенность картин от конфискации, дабы оградить произведения из коллекций Щукина и Морозова от судебных претензий наследников).

В этой связи странно, что в 2006 году Антонова обрушилась с нападками на директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, требуя передать ей его долю собраний Щукина и Морозова. Хотя Антонова стремилась обогатить собрание своего музея, этот шаг был также широко расценен как уловка для задабривания наследников, которые заявили, что откажутся от своих претензий, если коллекция будет воссоздана в своей целостности и станет экспонироваться в Москве.

Трудно предсказать, достигнет ли "Железная леди русских музеев" успеха в этих сражениях. Маловероятно, что Германия смирится с идеей постоянного пребывания золота Приама и других принадлежащих ей шедевров в Москве. Столь же сложно вообразить, что Эрмитаж добровольно отдаст Антоновой свои работы Матисса и Пикассо.

Если, однако, ее усилия будут напрасны, новый музейный комплекс обречен хранить гипсовые копии, неровное и пестрое собрание старых мастеров, а также часть коллекций Щукина и Морозова - а возможно, и тех не будет, если наследники добьются своего.

Что же будет выставлять обедневший Пушкинский музей на своих колоссальных 428 тыс. кв. футов? Возможно, пустующие залы можно будет использовать как Музей подарков Владимиру Путину или, со временем, подарков бывшему председателю попечительского совета, президенту Дмитрию Медведеву.

Константин Акинша - историк искусства и журналист, вместе с Григорием Козловым и Сильвией Хохфилд написал книгу "Святой дворец: архитектура, история и идеология в России" (издательство Йельского университета)

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru