Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
21 сентября 2004 г.

Энцо Беттица | Panorama

Доктрина Монро под кавказским соусом

После Беслана Россия встает в один ряд с США в борьбе с терроризмом. Однако на пути может возникнуть препятствие - Грузия

Трагедия в Беслане, которая уже стала российским 11 сентября, вызвала радикальный поворот в стратегии Кремля. Президент Путин поручил разъяснить новую линию обороны, а главное, векторы борьбы с терроризмом, начальнику Генштаба Юрию Балуевскому, который заявил, что Россия будет наносить удары по террористам в любой точке мира, используя все типы оружия, кроме атомного.

Однако у европейцев вызывает настороженность, что в результате такого поворота антитеррористическая политика Путина резко сближается с антитеррористической политикой президента Буша. Не случайно российский генерал сделал свое заявление в ходе совместной пресс-конференции с американским генералом Джеймсом Джонсом, командующим войсками НАТО в Европе. А бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани в ходе своего визита в Москву горячо поддержал эту российскую инициативу.

Все эти не только символические намеки на возобновление контактов с американцами в некоторой степени американизировали смысл большого стратегического маневра Кремля после трагедии в Северной Осетии. Для того чтобы охарактеризовать, как политически, так и исторически, новую доктрину Путина, даже вспомнилась доктрина Монро.

Первоначально эта доктрина, носящая имя американского президента Джеймса Монро, была направлена на тщательную защиту обеих Америк от любого колониального и империалистического вмешательство Европы. Но впоследствии она стала, кроме того, и военным инструментом, который Вашингтон использовал для обеспечения собственной безопасности и защиты своих интересов от Мексики до Кубы, от Панамы до Никарагуа, от Санто-Доминго до Гаити. Короче говоря, противоречивая доктрина Монро, которая умышленно носила неточный и текучий характер, то служила утверждением принципа невмешательства, то была основанием и оправданием интервенции и даже захвата.

Именно этот аспект, не исключающий интервенцию, сближает нынешнюю доктрину Путин не только с доктриной Монро 1823 года, но и с доктриной Буша, о которой он заявил в августе 2002-го. Последняя предусматривала и предусматривает превентивные удары по базам и пособникам террористов, где бы они не находились. Слова, произнесенные по воле Путина генералом Балуевским, с точностью до миллиметра повторили ее.

Россия, которая вместе с Францией выступила против превентивного вторжения американцев в Ирак, сейчас, похоже, собирается развернуться на 180 градусов, в результате чего она может оказать помощь в политической стабилизации в Ираке.

С доктриной Путина вырисовывается абрис большой антитеррористической коалиции между Россией, Америкой, Великобританией и Израилем.

Однако, когда от декларации о намерениях дело дойдет до сути международных проблем, все будет гораздо сложнее.

Кавказ - это слабое место Российской Федерации, где гнездятся преступники и пособники террористов. Но Кавказ - это не только Чечня, но и Осетия, Северная и Южная, Ингушетия, Абхазия и Дагестан. И главное - Грузия. Здесь российские и американские интересы сталкиваются, и если им не удаться договориться, то большой антитеррористический альянс вряд ли увидит свет.

Источник: Panorama


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru