Архив
Поиск
Press digest
14 июля 2020 г.
22 апреля 2005 г.

Корреспондент | The Washington Times

Райс и "перемены" в Белоруссии

Между госсекретарем США Кондолизой Райс и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, встретившимися в четверг в Литве, произошла стычка из-за суждений о том, что должно и чего не должно случиться в соседней Белоруссии.

Райс называет Белоруссию "последней диктатурой Европы" и выступает за демократические перемены в этой стране. Лавров, не выражая своего несогласия прямо, предупредил, что процесс реформ нельзя насаждать извне.

После двухдневного визита в Москву Райс прибыла в Вильнюс для участия в первой крупной встрече членов НАТО на территории бывшего СССР. Главное внимание уделялось будущему военного альянса за пределами Европы, обсуждалась также проблема членства Украины. Райс и Лавров публично разошлись во мнениях о том, как относиться к изолированному белорусскому режиму, который возглавляет президент Александр Лукашенко.

На пресс-конференции после встречи с белорусскими активистами гражданского общества Райс заявила, что, по ее мнению, "в Белоруссии настало время перемен". Лавров ответил, что Россия, разумеется, не поддерживает то, что некоторые называют сменой режима. Он добавил: демократический процесс, процесс реформ нельзя насаждать извне.

Министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов отреагировал на высказывания Райс с возмущением. Он заявил информационному агентству "Интерфакс", что судьбу Белоруссии будет решать ее народ, а не госсекретарь США Кондолиза Райс.

После народных волнений в Грузии и на Украине Белоруссия стала привлекать больше внимания и интереса, особенно со стороны США. Россия, единственный вменяемый друг и союзник Белоруссии, не может оставаться к этому равнодушной. Кремль, если захочет, может сделать для продвижения демократических реформ в Белоруссии больше, чем все остальные силы внутри этой бывшей советской республики и за ее пределами.

Белоруссия с ее населением в 10 млн человек является сиротой советской истории. Сегодня она выглядит как старая фотография. В экономике сохраняется центральное планирование; большинство населения работает в государственных структурах; социальные службы живут на субсидии, и даже КГБ сохранил свое прежнее название. Белоруссия относится к Западу с подозрением и предпочла политическую и экономическую интеграцию с Россией.

Лукашенко игнорирует Запад и правит Белоруссией как собственной вотчиной. В октябре он провел референдум, который многие называют фальсифицированным, фактически позволивший ему оставаться президентом пожизненно. Однако он должен принимать во внимание Россию Владимира Путина. В планируемом объединении России и Белоруссии у Лукашенко нет сильных карт, которые он мог бы разыграть. При всех успехах макроэкономики, которыми Лукашенко любит хвастаться, он понимает, что в основе "белорусского экономического чуда" лежит добрая воля России.

Лукашенко очень не нравится критика его режима со стороны Запада. Международные правозащитные организации неоднократно критиковали атаки государства на гражданское общество, отсутствие свободных СМИ, запугивание оппозиционных групп, создание атмосферы страха вокруг всего, что связано с политикой. Парламент просто штампует президентские указы, имеющие силу закона. Некоторые политические противники режима Лукашенко "исчезли", другие были вынуждены покинуть страну.

Россия контролирует белорусскую экономику, и этот контроль становится все жестче. Россия получает 62% белорусского экспорта и обеспечивает 65% ее импорта. Белоруссия полностью зависима от российских поставок нефти и газа. Экономическая реальность, связывающая Белоруссию и Россию, одновременно является политической уздой для Лукашенко.

Лукашенко и Ельцин хорошо ладили. Этого не скажешь о Лукашенко и Путине. Лукашенко хочет, чтобы в основе предлагаемого союза России и Белоруссии лежали равенство и взаимная выгода. Путин выступает в поддержку союза, но на своих условиях, во всех отношениях выгодных для России. Таким образом Кремль помогает Лукашенко загнать самого себя в угол. Лукашенко изолирован в мире как никогда раньше, и его единственный "друг" сидит в Кремле.

В такой ситуации слова Лаврова о том, что процесс реформ нельзя насаждать извне, звучат интригующе и даже загадочно. Кремль оказывает на Белоруссию огромное влияние и фактически контролирует политическую судьбу Лукашенко. Кремль в состоянии добиться перемен в Белоруссии, не заставляя население выходить на улицы и устраивать революцию, если обнаружится фальсификация результатов выборов 2006 года.

Райс заявила, что мировое сообщество следит за событиями в Белоруссии. Что касается России, она может не только следить, и многие белорусы очень надеются на человека из Кремля.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru