Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
22 апреля 2013 г.

Юджин Хаски | Foreign Policy

Из Бишкека в Бостон

"Один из ключей к пониманию мотивов, стоящих за терактами, совершенными в Бостоне предположительно братьями Царнаевыми, может находиться на другом конце земного шара и заключаться в их принадлежности к маргинальному чеченскому меньшинству, которое проживает в бывшей советской республике Киргизии", - пишет профессор политологии Стетсонского университета во Флориде, специалист по истории постсоветских государств Юджин Хаски в статье для Foreign Policy.

Чеченцы живут в Киргизии со Второй мировой войны, когда около 70 тысяч человек были туда депортированы, поясняет политолог.

"Судьба чеченцев в позднесоветский период не была столь трагична, как в предыдущие десятилетия и столетия", - отмечает автор статьи.

Тамерлан и Джохар Царнаевы родились и выросли в гораздо более беспокойные времена, наступившие, когда национальные меньшинства, подобные чеченцам, почувствовали себя непрошеными гостями в новых посткоммунистических государствах, таких как Киргизия, рассуждает эксперт.

В 1990-е годы большинство русских и других национальных меньшинств покинули Киргизию, но туда прибыла вторая, гораздо меньшая волна чеченских беженцев военного времени. Это были раненые чеченские повстанцы, боровшиеся против российских федеральных властей в ходе первой чеченской войны, говорится в статье.

До того, как их семья покинула Киргизию в 2001 году, братья Царнаевы, по сообщениям, жили в маленьком городке Токмок. Этот город, как и большинство других северных киргизских городов, находится в наиболее русифицированной и наименее религиозной области страны. "Следовательно, они не выросли в пропитанном радикальным исламом сообществе", - полагает автор.

"Хотя чеченское сепаратистское движение в России приобрело связи с радикальным исламом во второй половине 1990-х годов, начиналось оно как национально-освободительная борьба", - пишет он.

"Только на фоне затяжной войны, когда предложения о помощи начали поступать с Ближнего Востока, можно было наблюдать, как национальное движение перешло в руки фундаменталистов", - полагает политолог.

"Хотя многие чеченцы вернулись на родину после распада СССР, семья Царнаевых, как представляется, не поехала в свою республику, а вместо этого осталась в чеченской диаспоре, которую можно сравнить в некотором отношении с палестинцами - другим народом-беженцем, у которого чувство исторической несправедливости подогревает ненависть к существующему порядку", - рассуждает автор статьи.

Жизнь на периферии общества в своей стране и за рубежом может вызвать у некоторых людей приверженность к радикальному течению, но в реальности миллионы других людей существуют в такой же культурной среде, не прибегая к насилию, размышляет Юджин Хаски.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru