Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
22 апреля 2014 г.

Марк Галеотти и Эндрю С. Бауэн | Foreign Policy

Путинская "империя сознания": как российский президент превратился из реалиста в идеолога и что он станет делать дальше

"Призрак бродит по Европе, призрак российского империализма", - так начинают свою статью для Foreign Policy эксперты Марк Галеотти и Эндрю С.Бауэн.

По мнению авторов, в 1999 году Путин "высказывался в идеологическом духе, но поступал рационально", считал распад СССР катастрофой, но знал, что возродить СССР он не в состоянии, вернул советский гимн, но с новым текстом. "Он был российским патриотом, но охотно сотрудничал с Западом, когда это отвечало его интересам", - продолжают авторы. Без колебаний защищал интересы России от Запада, но тщательно просчитывал свои шаги, чтобы выигрыш был максимальным, а урон - минимальным.

"Но это прежний Путин. Сегодня перед Западом предстал российский лидер, который сильно переменился", - пишут Галеотти и Бауэн.

Если взглянуть рационально, аннексия Крыма была бессмысленна, полагают они. Как считают авторы, у России и так было колоссальное влияние на Крым без необходимости его субсидировать, аренда базы ВМС в Севастополе была гарантирована до 2042 года. Вторжение непременно возмутило бы Запад и вынудило его поддержать любое украинское правительство.

Во внутренней политике Путин тоже отбросил прагматизм, считают авторы. Вместо того чтобы искать консенсус между кланами и интересами, он наращивает автократизм. "Его круг союзников и советников съежился до группы тех, кто в точности разделяет его идеи", - говорится в статье.

"Одна из новых тем российской политической жизни: сращивание преданности Кремлю с патриотизмом", - пишут авторы. Инакомыслящие объявляются либо "иностранными агентами", либо жертвами и переносчиками заразы с "Запада, космополитизм и аморальность которого Путин стал считать растущей опасностью для российской идентичности". В результате Путин перестал доверять российской элите, считает ее непатриотичной, начал "деофшоризацию", а глава СК Бастрыкин пообещал пресечь схемы вывода денег из России.

"Эти усилия - типичный элемент более широкой реконсолидации, при которой от Запада требуют не соваться в политическую жизнь России, а также не допускают, чтобы западные идеи и ценности совращали страну Путина", - говорится в статье. В этом контексте свержение Януковича стало катализатором, ибо, как полагает Кремль, в Киеве оппозиция при поддержке и влиянии Запада свергла законного лидера, а заодно создала риск для свобод и перспектив этнических русских на Украине.

"Возможно, миру следовало обратить больше внимания на то, что Путин объявил 2014 год "годом культуры" в России", - замечают авторы: это "рецепт новой российской доктрины исключительности, которую Путин сам разработает и внедрит".

Империализм Путина нельзя четко сопоставить с империализмом царизма или СССР, считают авторы. При царизме имперским народом были этнические русские, а не российские граждане (не "Rossiiskii", как выражаются авторы). Советский империализм, напротив, воплощал идеологию, которая была выше конкретных народов или культур, а также "риторику интернационализма и проповеди своих взглядов".

В путинском, "российском государственном национализме" отсутствует антисемитизм, а расизм и враждебность, заметные в российском обществе, не отражаются в государственной политике. "Похоже, президент также не стремится к расширению прямого правления русских (в противоположность политической власти) или в экспорте какой-то особой политической философии для ее распространения среди других народов", - говорится в статье. И все же Путин считает этнических русских основой российского народа.

Путин называет Россию "цивилизацией". Это возврат к давнему убеждению, что Россия уникальна, которое возникло после падения Византии, поясняют Галеотти и Бауэн.

Что такое "быть русским", по мнению Путина? На взгляд авторов, это тщательно отобранные элементы истории и философии России, подкрепляющие путинскую идею исключительности страны. Он рекомендовал губернаторам читать Николая Бердяева, Владимира Соловьева и Ивана Ильина - мыслителей, которые, по мнению авторов, "романтизируют необходимость повиноваться сильному правителю" и роль РПЦ в защите русской души и идеалов.

Путин исходит из классического русского противопоставления: либо самодержавие, либо анархия, а также из опыта 1990-х годов. В Послании Федсобранию в 2013 году он провел связь между авторитаризмом и общественным порядком, напомнив слова Бердяева: "Консерватизм - это не то, что мешает движению вперед и вверх, а то, что препятствует движению назад и вниз".

"Прагматичный политический посредник 2000-х годов теперь искренне считает, что русская культура уникальна и она находится в опасности, а он сам - ее спаситель", - заключают авторы. В понимании самого Путина, он не расширяет империю, а защищает цивилизацию, старается не допустить, чтобы Россия оказалась в политической осаде, а ее культура была колонизирована западными ценностями.

Эта идея империи, построенной на основе цивилизации, - ключ к пониманию Путина, пишут эксперты. Почему он не стремится принудительно подчинить страны Закавказья? "Они не этнически-русские", - говорится в статье.

Правда, Путин настаивает на том, что Москва - защитница русских во всем мире. На взгляд авторов, этот подход необязательно означает оккупацию Крыма, Донецка и северных областей Казахстана, но указывает на то, что Путин считает "прирожденным правом России".

"Путин прилагает одинаковые усилия для отстаивания своего видения "русской цивилизации" внутри России и за границей", - продолжают авторы. В прошлом он был патриотом, православным и консерватором, но видел разницу между своими взглядами и политикой государства и не стремился навязывать определенную общественную программу.

"Теперь же Путин хочет запретить то, что когда-то просто не одобрял", - пишут авторы. Запреты пропаганды гомосексуализма, преследование участниц Pussy Riot и восстановление контроля государства над СМИ - признак новой программы: националистической и культурно-изоляционистской. Путин затевает "деофшоризацию морали", как выражаются авторы. Его недавние заявления изобилуют предостережениями насчет уничтожения традиционных ценностей. РПЦ - один из самых последовательных и заметных сторонников путинского проекта государственного строительства.

По словам Галеотти и Бауэна, в 1999 году, незадолго до вступления в должность и.о. президента РФ, Путин признал, что советская коммунистическая идеология была дорогой в тупик, уводящей от основного русла цивилизации. "А теперь Путин ищет, как покинуть это основное русло", - утверждают авторы.

Все это объясняет, почему Западу трудно понять Путина. "Путин не безумец и даже не фанатик. Просто некоторые идеалисты, приходя к власти, становятся прагматиками, а с ним произошла редкостная обратная метаморфоза. Путин пришел к убеждению, что его роль и судьбы России - великие, уникальные и неразрывно связанные между собой", - заключают авторы. Даже если эта империя существует только в его сознании, остальному миру придется иметь с ней дело, пока Путин остается в Кремле.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru