Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
22 августа 2017 г.

"Болотное дело"

"Зимой 2011 года, после четырех лет на посту премьер-министра, Путин был готов устремиться к возвращению в президентское кресло, когда под башнями Кремля прогремел слоган "Rossija bez Putina!", - повествует московский корреспондент итальянской La Repubblica Розальба Кастеллетти. - Десятки тысяч демонстрантов впервые поверили, что "Россия без Путина" возможна. В ответ на обвинения в махинациях на парламентских выборах на улицу вышла беспрецедентная коалиция: левые и правые активисты, экологи и националисты, хипстеры и интеллектуалы. На протяжении месяцев они претворяли в жизнь самую большую протестную акцию в Москве со времен 1990-х. Ее назвали "белая революция" по цвету ленточек, выбранных символом протеста на Болотной площади. Многие думали, что это было началом конца эпохи, "русской весной", но как улицы заполнились, так они и опустели".

"Нам удалось заставить Кремль понервничать и даже пойти на компромиссы, но волна протестов была остановлена", - сказал Илья Яшин, о котором журналистка пишет: "Со своим детским лицом и миниатюрным телосложением" в 34 года он уже "ветеран оппозиции". Бывший заместитель председателя партии ПАРНАС, Яшин также стал сооснователем движения "Солидарность", созданного ельцинским вице-премьером Борисом Немцовым, который стал лидером, а потом мучеником оппозиции. Журналистка встретилась с Яшиным в "Жан-Жаке" на Цветном бульваре, "одном из бистро, где собиралась революционная молодежь пять лет назад". "Это случайный выбор", - отметил политик с улыбкой.

По словам Яшина, мятеж подавила совокупность факторов. "Во-первых, хватка властей, - говорится в статье. - 6 мая 2012 года, перед началом третьего президентского срока Путина, протесты вылились в столкновения между демонстрацией и полицией. Они стали предлогом для так называемого "Болотного дела" - ряда задержаний и расследований, сколь прозвольных, столь и расхолаживающих. "Часто за решеткой оказывались обычные люди. Месседж был ясен: если вы будете следовать за лидерами оппозиции, вы за это заплатите", - сказал политик. - Затем заработал "бешеный принтер" - так независимая "Новая газета" назвала поток законов, ограничивающих свободы: запрет зарубежного финансирования НПО, ограничения на митинги, затыкание рта СМИ. Финальным ударом стали империалистская пропаганда и риторика, последовавшая за новой "маленькой победоносной войной": конфликтом на востоке Украины и аннексией Крыма в 2014 году".

Как пишет автор статьи, на фоне кризиса отношений России и Запада протесты против правительства стали оскорблением родины. Оппозиционеры превратились во "врагов народа" или, еще хуже, в "иностранных агентов". "Лишенные консенсуса, не способные выработать объединяющую платформу, либеральные силы потеряли возможность и желание реагировать. Сегодня они вернулись на свою традиционную позицию слабости", - комментирует журналистка.

"Помнится, пять лет назад у оппозиции было больше руководителей, чем активистов, - отметил в беседе с изданием Яшин. - Потом все изменилось. К счастью, сейчас появился лидер, Навальный".

Антикоррупционный блогер

Пять лет назад, пишет Кастеллетти, Алексей Навальный был лишь одним из многочисленных организаторов протестов; будучи популярным, он не был одним из самых влиятельных среди них. "В отличие от Немцова, Каспарова и Касьянова, у него не было своей партии, он никогда не был кандидатом и не имел опыта работы в правительстве, - говорится в статье. - Сегодня человек, начавший с блога, стал единственным узнаваемым лицом так называемой "несистемной оппозиции". В коалициях не возникло надобности, и все благодаря сотням тысяч последователей в интернете".

"В декабре прошлого года, - продолжает журналистка, - он выдвинул свою кандидатуру на место, на которое никто, даже Путин, пока не заявил претензий: президентское кресло. Это донкихотская миссия. И не только потому, что единодушная поддержка Путина не колеблется. Согласно российскому законодательству, гражданин с судимостями не может баллотироваться. А у Навального за плечами два обвинительных приговора с условным сроком за финансовые преступления. Он с пренебрежением утверждает, что все они были выдуманы и срежиссированы, и ссылается на Конституцию, которая запрещает баллотироваться только гражданам, находящимся за решеткой".

Алексей ведет свою битву на местах и обходит запрет на появление в телеэфире благодаря интернету, продолжает автор. Его активисты лепят повсюду наклейки. Вот как он стал ведущим игроком в политически обескровленной России Путина: этакий "русский Обама" в образе нормального москвича, который живет в скромной квартире в окружении любящей семьи, - у него жена Юлия и двое детей: Даша и Захар", - рассказывает журналистка.

Стратегия Навального приносит плоды, рассказал газете Лев Гудков, директор "Левада-Центра", независимого института опросов общественного мнения, который заклеймили как "иностранного агента". "Двое россиян из трех знают, кто такой Навальный, но только у половины о нем положительное мнение, - рассказал эксперт автору на встрече у себя в кабинете. - В Москве, где его лучше знают, за него готовы голосовать 20%, в провинции - 6-8%. Как бы то ни было, эта процентная доля превышает долю "Яблока" или ПАРНАСа, которые не сдвигаются с 1%. Несомненно, он самый известный и эффективный политик оппозиции".

Платформа Навального, говорится далее, сфокусирована на борьбе с коррупцией и на настроениях против элиты. "Это смутные и популистские слоганы. Но его сила в другом. Он показал, что он один в состоянии мобилизовать население", - отмечает журналистка.

Новизна протестов

"Россия без Путина". Пять лет спустя после репрессий, положивших конец "белой революции", весной этот немыслимый слоган вновь зазвучал на московских улицах, - повествует Кастеллетти. - Волна протестов, инициированная Навальным, прокатилась по России, начавшись в тихоокеанском порту Владивостоке и пройдя на запад через 11 часовых поясов, вплоть до анклава на Балтийском море, Калининграда". Но впечатлило не количество протестующих, продолжает автор. "Десятки тысяч человек - это капля в море, если подумать, что только Москва насчитывает 12 млн жителей. Наблюдатели были поражены - а режим обеспокоен - новизной протеста".

"Самой значительной новинкой стало массовое присутствие молодежи, даже подростков, "поколения Путина", - рассказывает автор. - Эти юноши и девушки родились примерно в 2000 году и не помнят другого лидера. Они представляют будущее России. Кремль не может рисковать тем, чтобы их потерять".

Поколение Путина

"У Романа Шингаркина безбородое лицо хорошего мальчика, он еще не достиг нужного возраста, чтобы проголосовать на муниципальных выборах в сентябре, - повествует журналистка. - "Я стану совершеннолетним в середине октября, успею к президентским выборам". На плечах у него рюкзачок, и он ждет результатов ЕГЭ, когда мы встречаемся на небольшой площади в купеческом квартале Замоскворечье на юге Москвы. Он еще не знает, какой факультет выбрать. "Может быть, экономическая география. Или политология". 26 марта он выскользнул из дома, чтобы участвовать в шествии, не сказав об этом родителям. "Они мне ничего не запрещают, но я боялся, что между нами возникнет спор. Я подписан на Навального в YouTube, - рассказал молодой человек. - Я посмотрел видео про Медведева и был возмущен отсутствием ответа со стороны властей и из-за того, что марш не согласовали, - это явное нарушение Конституции".

В разгар напряженности между демонстрантами и полицией Роман невольно бросил вызов, забравшись на фонарь на Пушкинской площади, пишет автор. Наверху он обнаружил Павла Дятлова. Полицейские кричали им спускаться, но Роман и Павел отказались под аплодисменты толпы. "Фотография бессильных жандармов перед двумя молодыми фанфаронами, цепляющимися за фонарь, сразу стала вирусной", - говорится в статье.

"Шествия прошлой весной стали политическим крещением для многих представителей молодежи, как Роман и Павел, родившихся примерно в 2000 году - когда Путин впервые был избран президентом, - пишет издание. - Сначала они были выгодоприобретателям от стабильности и процветания, гарантированных его правительством, а теперь стали для них угрозой. Они не пострадали от краха СССР и приватизаций 1990-х. Они не помнят тоталитаризма и не травмированы репрессиями, связанными с "Болотным делом". Взращенные на патриотичных хлебах, они все же менее покорны, чем был ручной Homo Sovieticus".

В прошлом, отмечает Кастеллетти, правительство ловко направляло их энергию подальше от активисткой деятельности - в сторону патриотических движений "Наши" и "Юнармия". "Теперь же молодежь ускользает от пропаганды, - пишет журналистка. - Она не смотрит государственные телеканалы, не читает проправительственные газеты. Она получает информацию в социальных сетях". Эти молодые люди, по словам Кастеллитти, "знают: если ты не часть клана, в России тебе карьеры не сделать. Поэтому они хотят ее поменять. Навальный со своей кампанией в соцсетях умело уловил их неудовлетворённость, хотя и не все готовы его поддержать".

"Однако российские тинэйджеры, вышедшие на улицу, не возникли на пустом месте, - говорится в статье. - Они являются частью более широкой картины: реакции на повестку государства, которая принимает многочисленные формы".

Недовольство периферии

Перед станцией метро "Новокузнецкая" Юлия Галямина раздает бело-красные ленточки, которыми огораживают стройки, повествует журналистка. "Они будут нашим символом. Они хотят забрать у нас самую ценную вещь, которая у нас есть, но мы им это не позволим", - заявила Галямина. Активистку "слушают граждане, которые никогда не интересовались политикой и никогда не выходили на улицу, пока мэр Собянин не объявил о вызвавшем сопротивление "плане реновации": сносе тысяч "хрущевок" - дешевого жилья, которое было построено по распоряжению Никиты Хрущева и где сегодня проживают более миллиона москвичей".

"Сидячие демонстрации и протесты - все более распространенный сценарий в России, особенно в провинции, - сообщает издание. - Социальные и экономические споры, пусть умеренные и ограниченные, растут в числе и интенсивности и распространяются, как волны, из традиционно неспокойных больших городов в некогда сонные регионы".

Старые диссиденты и новые оппозиционеры

"Многие этого не понимают. Сегодняшняя Россия совсем другая по сравнению с Россией советской", - с этих слов началась беседа автора с историком Роем Медведевым на его подмосковной даче. "Ясно мыслящий, хоть и согнувшийся под бременем своих почти 92 лет, бывший советский диссидент сегодня является сторонником Владимира Путина", - рассказывает Кастеллетти. "У меня нет никаких причин, чтобы быть в оппозиции. Я, выросший как диссидент, преследуемый на родине и публикуемый за рубежом при советском режиме, сегодня чувствую себя свободным интеллектуалом. Я могу публиковать мои книги и писать статьи. Я не должен просить разрешения или согласовывать содержание". Затем Медведев принялся за перечисление лидеров сегодняшней оппозиции, маленькой и расколотой, перебирая причины, по которым он не готов их поддержать.

"И в самом деле, сегодняшние диссиденты - маргинальны, - говорится в статье. - Они нарушили коды, которые связывали их с пантеоном предшественников". Новое протестное движение говорит на другом языке. "Разница отчасти обусловлена возрастом, но, прежде всего, - методами и целями, - поясняет автор. - Сопротивление советскому коммунизму говорило о правах человека и демократии - часто за кухонным столом. Сопротивление путинизму говорит о деньгах, и обсуждение происходит в сети".

"Родившаяся в 1943 году, внучка двух узников ГУЛАГа, диссидентка в 1960-х, участница маршей в 2000-х и жертва нападения с помощью зеленки, писательница Людмила Улицкая хорошо знакома с обоими сопротивлениями", - продолжает журналистка.

"Несогласие всегда отвечает на вопрос эпохи, - цитирует автор Улицкую. - Предыдущие поколения жили под гнетом тоталитарной коммунистической идеологии. Их целью было от нее освободиться. Сегодня идеология была заменена бессовестной, циничной и хищной властью. Поэтому протесты более материалистичны и менее идеологизированы". Кажется, не поменялось одно, комментирует Кастеллетти: неспособность несогласия превратиться в оппозицию, как сегодня, так и тогда.

Одинокий манифестант

Ильдар Дадин верит в силу малых дел, продолжает своей рассказ журналистка. Пять лет назад он ушел с работы охранника и начал протестовать. "За два года он совершил 30 административных правонарушений, пока в декабре 2015-го не стал первым и единственным россиянином, которому дали тюремный срок за нарушение печально известной статьи 212.1 российского Уголовного кодекса, наказывающей за многократные несогласованные демонстрации", - сообщает автор.

"Я прочитал, что большинство никогда ничего не меняет, это делает активное меньшинство, - заявил Дадин в интервью корреспонденту. - Оно в России есть, но раздробленное, толпа одиночек. Я бы хотел их объединить. (...) Я хочу организовать группу честных людей. Но должен признаться, что пока я чувствую себя одиноким".

Герой крайне левых

"В течение пяти лет гордый герой крайне левых Сергей Удальцов был почти что невидимым политзаключенным", - говорится далее. Удальцов, родившийся в 1977 году и основавший "Авангард красной молодежи" (АКМ), на эмблеме которого изображен автомат Калашникова (позже он влился в "Левый фронт"), - был одним из лидеров Болотной площади и тем, кто заплатил самую высокую цену, рассказывает автор. Он вернулся на свободу лишь несколько дней назад.

Удальцов утверждает, что в России есть много людей, которые просят о "третьей силе" - альтернативной как режиму, так и оппозиции, которая "заигрывает с Западом", передает Кастеллетти. "Статистика это подтверждает, - сообщает автор. - Спустя 25 лет после краха СССР коммунизм остается лучшей возможной политической системой для трети населения. А ностальгия по Иосифу Сталину и советской эпохе растет. Это, по мнению многих аналитиков, делает Удальцова опасным. Некоторые полагают, что непреклонный авантюрист может стать "Навальным левых".

Дилемма Кремля

Однако в ходе общения в интернете журналист Олег Кашин заявил автору, что у него нет сомнений: "Сегодня, впервые за 17 лет нахождения у власти, Путин столкнулся с противником "номер 1", и это Навальный". Больше никого нет. Это признает и сам президент, не засаживая его в тюрьму и оставляя пока открытой возможность его участия в выборах".

"Навальный, соглашаются многие, пока - единственный оппозиционер, который смог достучаться до народного недовольства", - говорится в статье. Как рассказал журналистке Кирилл Рогов, сооснователь и директор Polit.ru, дело в том, что "он смог мобилизовать до этого аполитичные слои населения, хотя у него и не было доступа к государственным СМИ".

"Это не значит, что Навальный представляет опасность на выборах: даже после того, как патриотическая эйфория в связи с аннексией Крыма начала исчезать, популярность Путина ни разу не опускалась ниже 84%, и, если бы голосование прошло завтра, он набрал бы 63%, - сообщает автор. - В любом случае Кремль стоит перед дилеммой: допуск Навального к выборам легитимизировал бы голосование, но грозил бы появлением трещин, а исключение его из предвыборной гонки выставило бы Кремль неуверенным в себе".

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru