Архив
Поиск
Press digest
25 марта 2019 г.
22 февраля 2018 г.

Поль Гого | Libération

"Нефть здесь больше не найдут"

Башкирия, находящаяся в тысяче километров от Москвы, долгое время жила за счет доходов от черного золота. Но буровые скважины высыхают, воздействие на экологию ухудшается, и работники постепенно покидают этот регион, пишет специальный корреспондент Liberation Поль Гого.

32-летний инженер Тимур занят ремонтом своей дачи. В нескольких метрах от его гаража на полную мощность функционирует буровая вышка. Тимур работает в российском углеводородном гиганте "Роснефть", говорится в статье.

В глубине сада стоит знаменитая "бабушка" буровых скважин. Именно здесь, за картофельными плантациями, 16 мая 1932 года советский геолог Алексей Блохин открыл и прорыл эту первую скважину в регионе, описывает журналист.

Некоторые мечтали бы иметь нефть в своем саду, несмотря на неприятный запах и загрязненную воду. Но Тимур почти не обращает на это внимания. Нефть, добытая "Роснефтью", - это его каждодневная жизнь, передает автор. Сегодня он ездит в командировки далеко от своего нефтяного "царства". Теперь черное золото добывается на Крайнем Севере. В 2016 году Башкирия произвела 16 млн тонн черного золота. В лучшие времена она добывала до 48 млн тонн в год. "Здесь зарплаты небольшие, рабочие получают 30 тыс. рублей (примерно 430 евро) за две недели работы. А в Якутии (северо-восток Сибири) или на Баренцевом море, там, где я работаю, мне платят 70 тыс. рублей за две недели. За Полярным кругом условия намного тяжелее, но мы работаем вахтой месяц через месяц", - рассказывает он.

Прямо напротив города Ишимбай, на другом берегу реки Белая, находится город Салават. Эти два братских города образуют, по словам местных жителей, "второй Баку" - сравнение со столицей Азербайджана, построенной на черном золоте. В 1948 году советское государство, в рамках своей политики ускоренной индустриализации, разместило в районе Башкирии три ГУЛАГа, усилиями их рабочей силы был построен нефтехимический завод в Салавате. Промышленный конгломерат называется "Салаватнефтеоргсинтез", на нем трудятся около 8 тыс. человек. Барачные лагеря приютили первых рабочих завода и дали жизнь городу, который сегодня полностью зависит от завода, финансируемого российским газовым гигантом "Газпром", передает Гого.

Но ускоренная добыча первых лет и недостаточный контроль над безопасностью привели к загрязнению окружающей среды. До такой степени, что в последние годы экологическая ситуация, судя по всему, волнует власти куда больше, чем экономическая. В 2009 году было установлено, что главным загрязнителем города является завод в Салавате, говорится в статье. Заражение полей, рек и воздуха оказалось таким сильным, что в 2011 году местное правительство вынуждено было запустить план экологического спасения округа, завершенный в 2015 году. Экологическую передышку этой зоне может дать лишь конец нефтедобычи, полагает журналист.

В кризисной России, чья экономическая и социальная стабильность зависит (отчасти) от нефтегазовых доходов, сигнал об оскудении буровых скважин Башкирии является тревожным. Владимир Путин, осознавая не только падение национальной добычи, но также сильную налоговую зависимость от углеводородов, в конце 2017 года заявил:

"Уверенно снижается зависимость федерального бюджета от нефтяной конъюнктуры. Если в 2014 году нефтегазовые доходы составляли больше половины дохода бюджета, 51,3%, то уже в текущем году около 39%".

Коллега Тимура говорит: "Заводы скоро исчезнут, работы тут останется лет на пятьдесят. На данный момент никто не думает о конце этого периода, но, если вы поговорите с людьми, вы увидите, что они все чаще едут работать на север страны. Думаю, что в будущем мы тоже окажемся вынуждены уехать отсюда".

Тимур заключает: "Нефть здесь, в Салавате, больше не найдут. Наш город постепенно превратится в город-памятник".

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru