Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2019 г.
22 июля 2008 г.

Том Парфитт | The Guardian

Абхазия не хочет войны

После недолгой, но ожесточенной войны в начале 1990-х крохотная республика Абхазия, находящаяся в субтропиках, откололась от Грузии и влачит незавидное существование в изоляции от внешнего мира. Абхазия не признана ни одним государством, но ее энергично поддерживает Россия к неудовольствию Грузии, а также США и других ее союзников на Западе. В нынешнем году, после того как Абхазия сбила над своей территорией несколько беспилотных грузинских самолетов-разведчиков, а Россия ввела в регион дополнительные войска, резко усилились опасения, что разразится новый вооруженный конфликт. 59-летний президент Абхазии Сергей Багапш рассказал о продолжающемся конфликте с Грузией, которая жаждет вернуть республику под свою власть.

Недавно Грузия передислоцировала крупный воинский контингент в Кодорское ущелье на границе с Абхазией, сказал Сергей Багапш. И, разумеется, когда на границе или на территории вашей республики скапливаются войска, это всегда серьезная угроза.

В данном случае ее серьезность обусловлена тем, что эти действия являются нарушением ранее подписанных соглашений. Московское соглашение, подписанное Грузией и Абхазией в 1994 году, гласит, что в ущелье или в зону конфликта вообще не разрешается вводить войска.

Итак, к сожалению, действия Грузии - это чистой воды провокация. Михаил Саакашвили начал утверждать, что Абхазия - это территория Грузии, что район, о котором идет речь, - лишь небольшая часть гор, и что Саакашвили "будет диктовать условия" и так далее. Но реальным результатом его действий было полное приостановление процесса переговоров между Абхазией и Грузией.

В 1990-е годы переговоры были плодотворными; шел нормальный процесс контактов между министерствами; мы обсуждали вопросы энергетики, железнодорожного сообщения и т.д. Но, после того как к власти пришел Саакашвили, все это прекратилось. Почему? Потому что началась "военная истерия". Он сказал: "Мы идем, мы вас похороним", сделаем то, сделаем это.

На эти угрозы мы реагировали, не проявляя беспокойства. Мы говорили: "Если вы хотите это сделать, делайте. Делайте! Мы в Абхазии вас ждем. Посмотрим, как вы это проделаете". И если кто-то думает, что крупная поддержка, которую Грузия получает от Запада - от США, от турецких специалистов, которые готовят Грузию к тому, чтобы она смогла удовлетворять критериям НАТО, - поможет Грузии быстро решить ее проблемы в отношении Абхазии, то он крупно ошибается.

Из подобных ситуаций есть только один разумный выход - возможность диалога. Мы готовы сесть за стол переговоров, если Грузия выведет свои войска из Кодорского ущелья. Мы же, со своей стороны, не будем наносить удары по этому району - точно так же, как мы добровольно воздерживались от ударов в прошлом, даже когда у нас были возможности.

Мы храним спокойствие. Мы знаем, каковы наши силы и как могут развиваться события. Если у Грузии есть друзья - США, ЕС - прекрасно. Мне тоже нравится, когда у меня есть друзья. И мы сами не безродные. Российская Федерация, народы Северного Кавказа, кубанские и донские казаки - вот наши друзья.

Если Грузия и ее союзники хотят развязать локальную войну против нас, Абхазии, или против Южной Осетии, это ничего не даст. В войну будет втянут весь Кавказ. Грузия восстановит всех против себя. Так просто нельзя поступать - ссориться со всеми, кто тебя окружает.

Грузия - это страна, которая всегда умела гостеприимно принимать гостей, достигать компромисса. Я знаю Грузию, у меня жена грузинка, я там жил и работал. Это нормальный, хороший народ. Я уверен, что на свете нет плохих народов, а есть только недобросовестные политики, которые ставят свой народ в такое положение, что весь мир считает его народом фашистов или агрессоров. Посмотрите, что случилось с Германией. Потребовалось мудро руководить страной в течение десятков лет, чтобы уйти от ее репутации, снять с себя ее, как петлю. А теперь к этому же сценарию толкают Грузию.

Мы в Абхазии не хотим войны. Мы хотим создать наше собственное небольшое, демократическое, демилитаризованное государство, куда люди будут ездить отдыхать, где мы будем хорошо жить. И больше ничего.

Для нас достижение международного признания нашей независимости и экономическое развитие - вещи взаимосвязанные. Мы хотим продемонстрировать Европе и всему миру, что развиваемся по демократическому пути. С 1990-х годов мы создали в Абхазии все необходимые государственные институции. После войны это был трудный процесс: есть было нечего, денег у нас не было, пенсии не выплачивались, рабочих мест не было; люди питались фруктами и зерном, которое выращивали сами.

И смотрите, тогда нас никто не спрашивал: "Как у вас дела?". Существовали ООН и крупные европейские государства, где людям жилось хорошо, но нас никто не спрашивал: "Как вы живете, маленькое государство, где все лежит в руинах? Вы как-то перебиваетесь? Что вы едите?". Это было, когда мужчинам в возрасте 15-55 лет запрещалось выезжать из республики, когда наши граждане умирали, потому что мы не могли ввозить в Абхазию лекарства, чтобы их спасать.

Мы создали нашу экономику в условиях полной экономической блокады. Даже сегодня нам трудно ввозить лекарства. Мы - маленькая страна, но мы ведь тоже люди, не так ли? Кроме того, мы европейцы. Мы никак не можем понять, почему Косово может получить независимость, а Абхазия не может.

Также по теме:

Запад активизирует попытки снизить напряженность между Сухуми и Тбилиси (Le Monde)

Любимому курорту Сталина угрожает война (The Observer)

Заложники абхазского конфликта (Обзор прессы)

Источник: The Guardian


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru