Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
22 марта 2004 г.

Редакция | Asahi

Чэн вновь стал президентом Тайваня, но отношения с Китаем все более обостряются

Лидер Тайваня Чэн Шуйбянь, только что переизбранный на пост президента, должен вести более гибкую политику в отношении Китая. В противном случае конфликт может иметь необратимые последствия.

В минувшую субботу Чэн Щуйбянь, вновь ставший президентом Тайваня в ходе ожесточенных выборов, вновь занял свой кабинет. Драматизм предвыборной кампании усугубился и покушением на жизнь Чэна, и вице-президента Аннетт Лю, которые в пятницу были ранены снайпером.

Победа Чэна на выборах была одержана с незначительным преимуществом всего в 30 тыс. голосов, в связи с чем лидер оппозиции Лень Чань, кандидат от Национальной партии Тайваня, выразил сомнения относительно законности голосования и требует повторного пересчета голосов. Учитывая обострение внутренней ситуации на острове, чреватой политическим хаосом, остается только надеяться, что среди руководства Тайваня все же возобладают спокойные головы. Чтобы до конца разобраться в сложившейся ситуации, не менее важным будет услышать и официальное заявление о том, кто стоял за покушением на жизнь президента Чэна.

Правительство Китая, считающее Чэна защитником независимости Тайваня, отнеслось к результатам выборов крайне негативно. И все же Пекину следовало бы более взвешенно отнестись к этому обстоятельству и учитывать тот факт, что этим шагом народ Тайваня фактически сделал свой выбор.

Главным вопросом полемики, в обстановке которой проходили эти (третьи прямые) президентские выборы, была тактика выстраивания оптимальных взаимоотношений с Китаем. Чэн, который выступает за полную независимость Тайваня, настаивает на том, что ныне действующая конституция, принятая правительством партии Гоминьдан в середине 1940-х годов, когда эта партия правила всем Китаем, уже не соответствует потребностям страны сегодня. Во время предвыборной кампании Чэн обещал провести через два года общенародный референдум по конституционному вопросу и принять новую конституцию через четыре года.

Одновременно с выборами президента на Тайване проводился и первый в стране референдум, на котором народ высказался против программы Китая развернуть вблизи тайваньской границы свои ядерные вооружения и выступил за радикальный пересмотр принципов взаимоотношений между Тайбэем и Пекином.

И поскольку Чэн в очередной раз заявил о том, что он не намерен менять внешнеполитический курс Тайваня, направленный на укрепление независимости от Китая, с материка последовала жесткая реакция. Пекин начал наступление на всех дипломатических фронтах, утверждая, что политика президента Чэна только усилит и без того напряженные отношения в Тайваньском проливе. Вполне естественно, что центральными объектами дипломатической атаки Пекина являются Соединенные Штаты, главный союзник Тайваня, на которого он целиком полагается в вопросах национальной безопасности, а также Япония и страны Западной Европы.

Невольно возникает вопрос: почему же в обстановке столь сильного международного давления и активной деятельности лагеря оппозиции, возглавляемого Ленем, большинство избирателей отдали свои голоса за Чэна? Основная причина заключается в росте национального самосознания людей, которые больше ощущают себя "тайваньцами", чем "китайцами". Иными словами, в сознании народных масс исчезает представление о Тайване как о неотъемлемой части Китая.

Демократическая прогрессивная партия, возглавляемая Чэном, которая стоит на платформе полной независимости от Китая, на президентских выборах 1996 года получила всего 21% голосов избирателей. А в минувшую субботу ее поддержали более 50% населения. Это наглядно свидетельствует об изменении общественного мнения тайваньцев и их общем стремлении к суверенитету.

Нет сомнения в том, что попытка убийства Чэна консолидировала независимых беспартийных избирателей, которые выразили свою солидарность, отдав голоса в пользу Чэна.

Однако следует отметить, что в международном сообществе далеко не все являются активными защитниками Тайваня, стремящегося к независимости.

В мире довольно прочно утвердилось мнение о необходимости следовать принципу "единого Китая", который отстаивает Пекин. Это мнение выражено и в совместном американо-китайском коммюнике 1972 года, в котором было заявлено о том, что, "все китайцы, с обеих сторон Тайваньского пролива, считают, что существует только один Китай".

Сейчас, уже более трех десятилетий спустя, Китай резко увеличил свое присутствие на экономическом и торговом фронтах. В этих условиях у многих стран, зависящих от экономики Китая, не остается иного выбора, кроме как поддерживать позицию Пекина, настаивающем на принципе "единого Китая". И это указывает на существенные расхождения между коренными изменениями в национальном сознании тайваньцев и процессами, происходящими в международной политике. Вот истинная дилемма, перед которой стоит сегодня Тайбэй.

Остается только надеяться на то, что президент Чэн займет достаточно гибкую позицию в отношении к материку и будет вести взвешенную политику, избегая открытого военного столкновения с грозным соседом. Любые поспешные шаги будут только разжигать враждебность и недоверие извне, а также спровоцируют и внутриполитический кризис. В частности, отказ от проведения в ближайшее время всеобщего референдума по вопросу конституции может предотвратить эту опасность.

Китай, в свою очередь, тоже обязан проявлять терпимость. Односторонний подход Китая заметно проявился и в его отказе предоставить Тайваню членство во Всемирной организации здравоохранения во время вспышки эпидемии атипичной пневмонии, и в его нынешней демонстрации военной силы. И если Пекин действительно желает создать в будущем стабильный и процветающий "единый Китай", он должен с уважением и пониманием относиться к тем изменениям, которые происходят в сознании населения Тайваня.

Источник: Asahi


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru