Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2020 г.
23 апреля 2007 г.

Дэвид Холи | Los Angeles Times

В России "красное" искусство приносит "зелень"

Новые капиталисты страны платят хорошие деньги за произведения в жанре соцреализма - величественного изображения счастливых советских трудящихся.

Картины источают идиллическую прелесть деревенского быта: мать с обернутым вокруг головы полотенцем заплетает дочери косы, в это время молодая женщина расчесывает красной расческой свои локоны. Девушка в темном платье несет самовар для чая, девочка пьет из белой кружки, рядом вертится кошка.

90-летний Юрий Кугач все еще помнит, как к нему пришло вдохновение на написание одной из самых известных его картин. Он был в гостях у рыбака, где увидел, как женщины приводят себя в порядок после бани.

"Я сказал себе: это картина", - вспоминает он сорок лет спустя.

Сегодня его работы вместе с произведениями других советских живописцев, писавших безупречные с технической точки зрения картины о счастливых тружениках, которые часто относят к жанру соцреализма, снова оказались на волне популярности. В результате развития событий, которое могло бы не понравиться коммунистическим лидерам прошлого, богатые московские капиталисты поднимают цены до 200 тысяч долларов, желая купить эти произведения.

Жизнь Кугача, одного из самых известных советских художников, вошла в спокойное русло, когда он переехал в Малый Городок, крохотную деревеньку у озера в окружении берез и сосен.

С тех пор он жил здесь, рисуя пейзажи, редкие политические полотна, вроде тех, что прославляли диктатора Иосифа Сталина, но в основном живописал крестьянский быт, рисуя картины, в которых на первый план выходили радости жизни, такие как сцена с девушками и женщинами после бани.

Юрий Тюхтин, 39-летний банкир, который также содержит галерею, специализирующуюся на советском искусстве, говорит, что такие картины сейчас в моде, потому что "люди испытывают ностальгию по СССР".

"Они забыли все плохое и скучают по хорошему".

Тюхтин говорит, что ему нравится соцреализм, "потому что он монументален и потому что он изображает счастье".

"Персонажи излучают здоровье и просветленность. Это искусство пропагандировало счастье, и люди, которые писали такие картины, делали это искренне".

Сегодняшние покупатели - представители растущего российского среднего класса, которые часто хотят украсить этими картинами свои урбанистические апартаменты или загородные дачи, или это коллекционеры из числа сверхбогачей, которые видят в искусстве возможность для инвестиций и заодно хобби.

Александр Ананьев, богатый коллекционер, являющийся председателем "Промсвязьбанка", говорит, что заметил рост популярности советского искусства по росту цен. Но это в любом случае хорошее вложение, говорит он.

"Люди вкладывают деньги в недвижимость, - говорит он. - А когда у них достаточно средств, некоторые начинают вкладывать их в искусство. Но этот рост популярности связан с желанием людей владеть чем-то, что они понимают и любят. С такими картинами им уютно, они описывают их жизнь и реальность, в которой они живут или жили".

Когда Кугач с супругой переехал в эту деревню через несколько лет после Второй мировой войны, он начал рисовать ритуалы обыденной жизни - мать у колыбели, играющие дети, свидание молодых людей, свадьбы и похороны.

"Для меня это была не просто деревенская жизнь, - говорит он. - Это была жизнь русского народа".

Кугач с гордостью вспоминает, как один критик назвал его картины "поэтическим описанием" деревенской жизни.

"Самое главное - это поэзия, - говорит он. - В этом сущность моей работы. Настоящий художник не рисует то, что видит, он рисует то, что хочет видеть. Те, кто хотят видеть грязь, видят грязь. Во все времена некоторые люди хотят видеть плохое, а некоторые - хорошее".

"В наше время вполне естественно, что художники изображали труд не как проклятие, а рассматривали его как необходимость - гуманную необходимость, естественную и радостную".

В соцреализме этим духом пронизаны все сцены, включая изображения металлургов за работой, солдат и моряков на службе и за отдыхом, а также простых людей, занимающихся своими обычными делами.

68-летний сын Кугача Михаил, тоже являющийся известным художником, недавно продал Ананьеву картину, которую держал у себя 45 лет. На ней изображена молодая кондукторша в ночном полупустом троллейбусе, увлеченная книгой. Она освещена чуть больше остальных пассажиров, словно над ней ореол святости.

Он часто наблюдал эту сцену, потому что в то время "образованию уделяли большое внимание, все старались использовать каждую минуту для самообразования и чтения", говорит Михаил Кугач.

Ананьев говорит, что ему понравилась эта картина, так как художник смог передать ее чувства - "ее усталость, но при этом и стремление читать в темном холодном троллейбусе".

Хотя советские художники знали, что у них могут возникнуть неприятности из-за неприкрыто диссидентских работ, политическое давление часто осуществлялось исподволь. Художники должны были много лет учиться в официальных учебных заведениях, после чего могли относить себя к привилегированному классу, им полагались лучшие квартиры, большие студии и доступ в лучшие дома отдыха.

Советские власти хотели, чтобы счастливые колхозники на их картинах были изображены за работой, говорит Михаил Кугач.

Леонид Шишкин, 60-летний директор художественной галереи, носящей его имя, является одним из пионеров превращения советского изобразительного искусства в коммерцию. Он начал продавать картины западным дельцам в 1988 году, открыл галерею для частных продаж несколько лет спустя и галерею для публики в 1995 году.

"Картины скрывались в квартирах семей художников, за диванами, под кроватями, - говорит он. - И эти картины, которых никто не видел, мы стали искать и продавать".

На московском рынке десять лет назад было 5 галерей, пять лет назад - 10 галерей, а сейчас - 50, говорит Шишкин.

Александр Добровинский, московский адвокат и коллекционер советского искусства, с юмором связывает соцреализм с темными сторонами коммунизма.

Ковры с портретами основателя Советского Союза Владимира Ильича Ленина и протеже Сталина Вячеслава Молотова, предназначенные для украшения стен, лежат на полу его адвокатской конторы, щедро украшенной работами в жанре соцарта.

"Мне нравится по нему ходить, вытирать об него обувь", - говорит Добровинский о ковре с портретом Молотова.

Ковер с изображением Ленина стратегически расположен так, что люди, входя в его офис, сразу же ступают на него.

"Ничто не сравнится с удовольствием видеть, как люди идут по этому ковру, - говорит он. - Пожилые люди стараются не наступать на лицо. А молодые вытирают ноги прямо в том месте, где изображено лицо".

"Я понимаю, что некоторые относятся к этому гораздо серьезнее, чем я, - добавляет он. - Я живу только для того, чтобы получать от жизни удовольствие, ничего больше. Вещи, которые я коллекционирую, должны приносить мне и тем, кто меня окружает, радость".

Добровинский говорит, что иногда задается вопросом, можно ли получать удовольствие от чего-то, что связано с репрессиями и страданиями.

"Я нахожу несколько оправданий, - объясняет он. - Во-первых, я думаю о тех ужасах, которые творились в Западной Европе в средние века - когда инквизиция пачками сжигала людей на кострах. Тем не менее, мы восхищаемся Рафаэлем и Леонардо да Винчи. Это история. В отношении сталинской эпохи я рассматриваю вещи точно так же".

Другие люди не так критично расположены по отношению к советским временам, как Добровинский.

Александр Некрасов, 45-летний владелец крупной сети магазинов косметики "Арбат Престиж", говорит, что покупает картины, которые отражают "реальную жизнь советских людей, в любви и счастье, на работе и в семье".

Оптимистичное настроение большинства картин советского периода особенно импонирует таким коллекционерам.

"У меня есть загородный дом, и это гармонично сочетается с природой, окружающей этот дом, и с самим домом, оно напоминает молодость моих родителей. Им понравится", - говорит 35-летний Дмитрий Иванов, занимающийся недвижимостью, который недавно купил несколько картин, прославляющих труд нефтяников.

"Я хотел бы, чтобы память о тех временах продолжала жить, - говорит Иванов. - Мой отец и дед работали в нефтяной промышленности, как и мои брат с сестрой. Даже мой прадед".

Андрей Бобков, 41-летний бизнесмен, работающий в нефтяной промышленности, купил на том же аукционе три картины.

"Люди мысленно возвращаются к воспоминаниям тех лет, к лучшим моментам своего прошлого и стараются не думать о плохом и неприятном, - говорит он. - Можно называть это ностальгией, но цена на картины того периода непрерывно растет. Я покупаю их в качестве инвестиции".

В отличие от 1990-х, когда большую часть картин покупали иностранцы, теперь основные покупатели - россияне, хотя китайцы тоже начали проявлять интерес к работам того периода, говорит Шишкин.

"Иностранцы не могут заплатить столько, сколько русские", - говорит Шишкин. Иностранцы на аукционах тратят 100-2000 долларов, а русские часто покупают картины за 50-70 тысяч долларов и дороже.

Иногда аукционная лихорадка выходит из-под контроля, когда цены на работы взвинчиваются значительно выше их стоимости.

"Это русский характер, - объясняет Шишкин. - Мы говорим о новых русских. Они не хотят сдаваться. Я помню, как-то раз цена подскочила с тысячи до 50 тысяч".

Среди работ, выставленных на продажу в его галерее, есть изображение Сталина с детьми стоимостью 150 тысяч долларов.

"Вещи вроде этой я продавал раньше, одну такую купила крупная нефтяная компания, которая украсила ею свой VIP-зал", - говорит Шишкин. - Я думаю, многие владельцы компаний считают себя подобными Сталину - большому начальнику. Сталин - строгий начальник, а некоторые ассоциируют его не с жестокой политикой, а с тем, что он был большой шишкой".

В магазинах "Арбат Престиж", где Некрасов выставляет сотни своих картин, они вызывают противоречивую реакцию.

В одном магазине огромный портрет Сталина строго смотрит из-за кассы, как будто следит, чтобы вы чего-нибудь не украли.

"Я была в ужасе, - говорит 60-летняя Анна Стирнельская. - Я пришла в магазин с подругой, у которой были репрессированы родители, и она захотела немедленно уйти из магазина".

Однако Стирнельская добавляет: "В основном сюда приходит молодежь, и им это безразлично. Для них это как египетские пирамиды. Они выросли в другой стране".

В другом магазине "Арбат Престиж" 20-летняя студентка Елена Плешакова рассматривала розовую коробочку с духами, взятую с полки Gucci прямо под портретом Сталина.

Отвечая на вопрос, что она об этом думает, она говорит: "Я не обращаю внимания на Сталина, когда вижу Gucci".

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru