Архив
Поиск
Press digest
21 августа 2019 г.
23 января 2004 г.

Пьер Вермерен | Libération

"Арабский мир": конец мифа

Соглашение между Каддафи и США, подписанное в декабре 2003 года после трехмесячных секретных переговоров, в очередной раз продемонстрировало масштабность и стремительность, с которой происходит распад "арабского мира". На протяжении многих лет ливийский полковник говорил, что он обижен на "арабов" и предпочитает им "африканцев".

Его дипломатия, в прошлом "арабская", переключилась на страны Африки и Магриба. В 2003 году Каддафи объявил о выходе из Арабской лиги (в которой он является самым старым лидером), а его дипломаты спровоцировали серьезные инциденты со странами Залива. Параллельно полковник восстанавливал отношения с англосаксонскими государствами, а теперь восстанавливает их с Францией. Раньше он сражался с ее союзниками в Чаде - сегодня он предлагает Парижу партнерство и сотрудничество в Африке...

Эту смену альянсов нельзя назвать заурядным событием. Она раскалывает арабский мир на две части, а Ливия оказывается средним звеном между Магрибом и Машриком, между Северной Африкой и Ближним Востоком. Каддафи сознательно ускоряет процесс разрушения того "арабского мира", одним из последних наставников которого он был.

Арабский мир был великим политическим мифом, который в ХХ веке владел умами жителей южного Средиземноморья. Долгое время - с наполеоновского египетского похода 1798 года до крушения в 1962 году Французского Алжира - этот обширный регион находился во власти французских и британских колонизаторов. В борьбе с колонизацией, которую они считали унизительной, жители Юга изобрели прекрасное средство сопротивления и мобилизации народных масс - арабский национализм.

Франция сыграла роль мощного катализатора в этом политическом движении. Арабская политика Франции, этого "арабского королевства", была творением Наполеона III. Ее цели состояли в защите христиан Востока и предотвращении арабского национального восстания против османского владычества. Когда Бисмарк создал Тройственный союз (альянс центрально-европейских империй), он заручился поддержкой "Великого Турка", который не мог смириться с отходом своих арабских провинций в руки Франции и Англии. Эти альянсы пережили две мировые войны. Но появление США в Средиземноморье радикально изменило ситуацию.

Первая антиколониальная нация в мире (каковой США себя выставляли) встала на сторону колонизованных народов и обрела мощную поддержу со стороны арабов. Когда в 1945 году в Каире Арабская лига заявила о существовании единого "арабского мира", началась смена альянсов. Колониальный "союз по необходимости" между западными демократиями и арабскими странами разлетелся вдребезги - к радости двух сверхдержав.

Период между Суэцким кризисом 1956 года и Эвианскими соглашениями 1962 года - это время наивысшего подъема арабского национализма, час славы Насера. В арабском мире предпринимается несколько попыток объединения на двусторонней основе, но все они оказываются неудачными.

В 1967 году происходит новый поворот: Америка и Франция меняются местами. Бывшая верная союзница Израиля, которого она снабдила атомным оружием, Франция сближается с арабскими режимами и отдаляется от Израиля. Де Голль возрождает арабскую политику Наполеона III. В Магрибе, затем на Ближнем Востоке и в Ираке Франция завязывает (или восстанавливает) крепкие, активные и устойчивые отношения.

Напротив, американская поддержка Израиля отдаляет молодых националистов от Америки, которой приходится довольствоваться могущественными бедуинскими союзниками в странах Залива, а с 1978 года - дружбой с Египтом.

Арабский мир сплачивается в своей враждебности к Израилю и Америке. С годами дело Палестины становится символом и сердцем арабской идентичности. Однако арабские режимы оказываются неспособны "сбросить Израиль в море", и молодое поколение исламистских активистов начинает готовиться к борьбе. После Афганистана и войны 1990-1991 годов в Заливе она превращается в борьбу против "Запада".

С этой точки зрения теракты 11 сентября 2001 года - апогей. Но одновременно события 2001 года ввергли арабский мир (а вместе с ним и арабский национализм) в кризис, взорвавший его общность изнутри. Катастрофа, устроенная исламистами из "Аль-Каиды" - хоть и незаконнорожденными, но все же детьми арабского национализма, обозначила для Америки красную линию, с которой не будет возврата.

Что же представляет собой сегодняшний арабский мир? На западе это древняя Берберия: многочисленные признаки свидетельствуют о том, что здесь уже ставятся под вопрос фундаментальные основы арабской идентичности, в том числе и такое "табу", как монополия арабского языка.

Восстание кабилов, признание берберского языка в Алжире и Марокко, проекты его преподавания в школах, развитие национальных языков как средство борьбы с неграмотностью, конференция по "марокканскому языку", прошедшая в мае 2003 года в Музее человека в Париже, укрепление позиций французского языка в Тунисе и Алжире - лишь некоторые из тенденций последнего времени.

Что касается Ближнего Востока, то два года спустя после терактов 11 сентября он выглядит расколотым. Судан под нажимом Америки пытается примириться с христианами и анимистами Юга. Египет, переживающий сейчас пик напряженности, держится благодаря долларовым вливаниям и изо всех сил пытается остаться "прилежным учеником" арабского мира: власти идут на сближение с Израилем, вступают в мирный процесс, ведут охоту на "Аль-Каиду".

Недавно в стране появилась ассоциация интеллектуалов, выступающая за "деарабизацию Египта"... Ливан наслаждается обретенным миром, на Сирию нацелился тигриный глаз США, а Ирак, этот очаг баасизма, сейчас растаскивают на части шииты (глядящие на Восток) и курды (которые будут ориентироваться на демократическую Турцию). Монархии стран Залива, население которых все больше разбавляют иммигранты из Азии, как никогда зависят от Америки - угроза "Аль-Каиды" слишком серьезна.

Единство арабского мира нарушено. Не только из-за глубокого кризиса арабского национализма, но и из-за того, что территория арабского мира дробится и распадается. Берберское возрождение на западе и курдское на востоке, африканская ориентация Ливии, Марокко и Алжира, крах Союза Арабского Магриба (недавно саммит этой организации был в очередной раз отложен), ситуация на Ближнем Востоке, где действует логика "каждый за себя" - все это явления одного порядка.

Остаются Эль-Кудс (Иерусалим) и палестинцы. Только что на стол в Женеве лег первый план по установлению мира и разделу территории. Если Купол скалы отойдет к палестинцам, а палестинские беженцы окончательно откажутся от возвращения из принявших их стран, то дело Палестины, этот фермент арабского единства, станет достоянием истории. А вместе с ним - и арабский мир в его нынешнем единообразном виде.

Останется мир, богатый различными историческими событиями и опытами, стремящийся к развитию и свободе - как те молодые люди, что не вылезают из интернета и мечтают, смотря спутниковые телеканалы всего мира.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru